HOTD: dead zone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOTD: dead zone » прибрежные кварталы | coastal districts » Бар "Канто"


Бар "Канто"

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Обычная пивная забегаловка, названая в честь региона. Здесь полно пьянчуг и девчушек "лёгкого поведения". Стены здания залиты кровью, но внутри довольно безопасно. Можно разжиться небольшим запасом жизненно-необходимых вещей (от провианта, до примитивного оружия).

2

<--Набережная
- Здесь налево и через сто метров будет бар. В принципе уже от сюда видно здание... Взору предстала не очень приятная картина. Здание бара обнадёживало: довольно крепкие стены и двери, через которые зомби ещё не пробились, окна целые, значит внутри Их либо нету, либо не много (бармен и пару официанток, в лучшем случае). Но вот что творилось вокруг совсем не радовало. Трупов было очень много, причём это ещё мягко говоря. - Как я и опасался...Их тут много...Всё-таки район был людным, так что всё это не случайно. Похоже так просто нам не пробиться. Я рассчитывал, что Их будет много, но не думал что столько! Коджи явно был расстроен. За себя он не волновался, но вот на счёт спутников не был уверен. Пускай девушка останется в машине, здесь ей будет безопаснее, а в случае чего, сможет сбежать на ней. - Тормозите Алексей, выйдем тут. Если подъедим ещё ближе, то Они могут нас услышать. Прежней улыбки на лице больше не было, её сменили суровость и серьёзный настрой. Санада взял свой меч, что находился у него между ног, ибо в ножнах за спиной он бы не дал ему сесть в машину. Тихо раскрыв дверь, он шагнул на землю ещё до полной остановки машины. - Отдай ключи от машины Кагуре-чан, она останется внутри и будет ждать нас... либо в случае нашей неудачи сбежит. Суровый взгляд пал на обоих молодых людей, что ещё находились внутри транспорта. - Я пойду впереди, ты будешь прикрывать мне спину. Я думаю ты знаешь, что нужно бить на поражение прямо в голову, чтобы убить этих тварей? Обращался мужчина к Алексею (имя которого мог выговорить более-менее нормально, ибо знал, помимо родного, ещё несколько языков, в которых присутствовала "Л"). Готов? Будет не легко, но думаю мы справимся...Как всегда, ты и я - мы одна команда. За дело Хиро, твой выход. Повеселимся! Правой рукой мужчина убрал чёлку с глаз на верх. Это уже стоял Хироши, готовый перебить там всех. - Ну что сопляк - не отставай, а то никого не достанется! Прекрасно зная о том, что эти твари реагируют на звук, Хироши абсолютно это не волновало, он говорил в полный голос и был абсолютно уверен в своих силах. Обнажив впечатляющих размеров клинок, он был готов резать всё мёртвое на своём пути. - Да не дрогнет моя рука и будет дух мой силён, да одолею я врага своего. Не посрамлю честь имени великого клана Санада, не дам врагу сокрушить себя! Да не затупится мой клинок, да будет он разить плоть неверных. Пусть же благословят меня предки и оберегут от злого глаза. Пусть дух неверных покоится с миром, да избавлю я их от страданий и тяжкого бремени, что несут они в себе. Сорвавшись с места с невиданной быстротой и грациозностью, Санада бесшумно и плавно, отточенными до совершенства движениями избавлял разлагающиеся тела от голов. За его движениями было трудно уследить, полчища нежити редели с невиданной быстротой. Не успевали они отреагировать на звук падающего тела в одном месте, как Хироши уже оказывался в другом. Надеюсь скоро моя мечта станет реальной.

Отредактировано Koujaku (2012-05-08 23:54:49)

3

Набережная>>>

Услужливо написанный в блокнотике ответ Кагуре откровенно не понравился. Почему-то она очень смутно себе представляла убежище, которого «ещё нет, но скоро будет». Если в том, что «будет», они так уверены – значит, успели выбрать для этой цели здание, и даже убедиться в его пригодности – но, раз убежищем это место ещё не является, значит, оно ещё не вполне безопасно, а посему оставить там кого-то ещё, кто мог бы за ним присмотреть, нельзя. Ну, по крайней мере, нельзя из моральных соображений. А раз так – каковы гарантии того, что это самое место за время отсутствия не решил себе присвоить кто-то ещё? И можно будет говорить о большом везении, если с «присвоившим» получится благополучно договориться. Нет, не то чтобы в отсутствии постоянного убежища как таковом было что-то плохое – всё-таки, его наличием может похвастаться далеко не каждый. Однако очень уж настораживала столь твёрдая уверенность в том, чего, по большому счёту, ещё нет. Впрочем, и насчёт уверенности нельзя было говорить так однозначно – чёрт его знает, о чём «Сананасана» думал, когда это писал. Кагура подумала и пришла к выводу, что он и сам наверняка не вполне уверен в успехе предстоящего мероприятия. По крайней мере, это было в сложившейся ситуации более естественно и разумно.

Ну да ладно. В любом случае, всегда можно будет вернуться в предыдущему положению дел – перемещению по городу без постоянного места жительства. Да и потом, любые планы – лучше, чем вообще никаких, ведь так? Кстати говоря, сооружение, на которое, спустя какое-то время, указал «Сананасана», выглядело более-менее пристойно – и, судя по ничем не усиленным окнам, никому пока не служило местом жительства – но местность вовсе не была безлюдной. Было даже странно, что ходячие мертвецы, коих вокруг было огромное количество, так и не забрались в это здание – впрочем, это только подтверждало, что внутри никого не было. Сананасана и второй попутчик, в имени которого пока не было уверенности, тем временем, собирались выйти наружу и отправиться на зачистку местности (чтобы это понять, пришлось приподняться с сиденья и высунуться между передними, что, впрочем, почти не раздражало). Кагура не то чтобы была против – очень уж сильно она подозревала, что в организованных боевых действиях, да ещё и против превосходящего числом противника, будет скорее мешать. Да и возможность в случае чего не помереть вместе со всеми, а быстренько ретироваться, да ещё и с работающим автомобилем, была относительно радужной.

Но, невзирая на тот факт, что своей ролью Кагура была более-менее довольна, она не могла не отметить небольшой изъян в готовящемся плане. А потому, когда «Сананасана» вылез из машины и достал меч (не самое практичное оружие против Них, надо заметить), сразу же выскочила наружу следом за ним – но, увы, опоздала. Тот уже начал произносить пламенную, почти самурайскую речь, а затем, не дожидаясь напарника, ринулся вперёд, размахивая клинком. Кагура сокрушённо вздохнула, однако, исправить изъян в плане было ещё не поздно – а потому она громко (впрочем, несколько менее громко, чем хотелось), сказала:
– Стойте, не надо! Если мы собираемся остаться здесь надолго – лучше сначала увести Их подальше отсюда! – в самом деле, если начать уничтожать мертвецов прямо здесь, потом придётся или уносить куда-то тела, что отнимет много сил и времени – или мириться с грудой трупов за окном, мухами, вонью и прочими приятными последствиями. А зачем тащить тела, если оные тела пока в состоянии двигаться сами? Так что пока ещё можно было ограничиться теми несколькими, что «Сананасана» уже успел зарубить, а остальных всё-таки отвести хотя бы на сотню-другую метров, в какой-нибудь дворик одного из многочисленных соседних домов.

4

<--Набережная

Уже привыкший к праворульной машине парень вполне уверенно следовал указаниям Коджи, заодно запоминая город. Может и географическим кретинизмом он не страдал, но ориентиры.... он даже на вид иероглифы запомнить не мог, а в итоге приходилось уж на интуицию полагаться. В прочем если он будет с кем-то местным, то это не особо и нужно. Хотя кто знает что будет в будущем?
Ехали не особо долго. Учитывая что теперь в машине есть пассажиры, Лёха старался объезжать находящихся на дороге монстров. Ну, в крайнем случае, тормозил перед тем как их сбить. Как только Коуджаку сказал что уже видно бар, Ал стал тормозить, остановившись довольно далеко. Остановился как раз когда японец заканчивал свои размышлению на тему "много здесь Их". Ар несколько поморщился при виде количества нежити. В жизни он повторял слова одного из своих наставников: "Количество врагов должно быть подсчитано точно. По количеству их трупов." Пусть в жизни он не участвовал в настоящем, смертельном бою, но принцип "убей или будь убитым он понимал". И его можно было смело применять против зомби. Были бы здесь люди - он не колеблясь побежал бы в атаку. Если бы у него был шанс победить. Но условие "Убей или превратись в одного из них" его совершенно не прельщало. Коджи-сан уже вышел из хамви, резко меняясь. Исчезло спокойствие и равнодушие и улыбка. Он больше стал похожим на хищника.
- Знаю, знаю куда их бить надо. Опыт уже есть... - ответил парень выходя из машины и доставая из-за сиденья ножны со своими клинками. - Сюда бы калаш... а еще лучше дробовик.
Не успел он договорить, как Санада рванул вперед оглашая окрестности пламенной речью. Это заставило Ала, уже прицепившего на пояс мечи и доставшего предпоследнюю связку петард, на секунду замереть от удивления. А потом выругаться на родном языке. Но раз напарник с дуру уже решил, что лобовая атака прямо перед будущим местом "проживания" - лучший вариант, то тут уже ничего не поделаешь. Останавливать его бессмысленно, Они уже обратили внимание на живых. Вот черт, неужели придется еще и убирать тут трупы монстров? Да их было проще отвлечь и перебить напав сзади и не подставляя свою спину!! Ну да ладно, у меня еще есть петарды...
Все еще ругаясь сквозь зубы он вручил Кагуре ключи и достал зажигалку.
- Ладно, Аббис с ним, с Санадой. Уже не успеем исправить, но попытаемся... Если хотя бы один из нас упадет - беги!
С этими словами он быстро рванул вперед, к мужчине который уже врезался в нестройную толпу. Возможности его были на крайне высоком уровне, что уже радовало. Может Алу до него было и далеко - просто не хватало опыта, но они союзники, значит не надо опасаться... Был бы наш командующий тут, то думаю они были бы на равных. А мне еще предстоит учится.
Подожженные петарды полетели в сторону противоположную от входа в бар сторону и в тоже время клинки оказались в руках у парня и он поспешил "прикрывать спину" стремительно двигающемуся японцу. Но и близко не приближался - боялся попасть под раздачу. В отличии от Санады он не перемещался быстро из одного места в другое. Раз уж сражаться, то можно ведь отвлечь на себя трупов, тогда Коуджаку будет проще выкашивать противника. Раз уж он так тихо двигается - Ару в его берцах было крайне сложно двигаться тихо. А значит... Сейчас он уже напал на зомби одним клинком защищаясь от тянущихся со всех сторон конечностей, а другим - сносил головы врагов. Великий Велес, пусть они и не нашей веры, пусть они и не знают наших Богов, но помоги этим проклятым душам добраться до места их упокоения. Методично двигаясь в сторону и не давая себя окружить, Лёха методично убивал тех врагов, что подбирались ближе всего, а тех кто только пытался добраться - отгонял отрубывая их руки и наблюдая как Коджи все больше прореживал ряды врага. Главное не спотыкнутся, не дать себя окружить... Слева! Готов... Нельзя отвлекаться... И нужно будет вычистить клинки... Хорошо хоть они не тупятся, но оружейная смазка нужна... Чертовы зомби, сколько же вас!??
- Сюда ублюдки, сюда! - вдруг прокричал он на родном языке, заставляя развернутся к себе тех врагов, что отвлеклись на напарника.
Еще секунда и Лёха, перехватив клинки поудобнее, одним ударом тяжелого сапога, отбросил какого-то полного мертвеца, опрокинув его и нескольких врагов что стояли за ним и тут же перешел в атаку. Резкие и короткие взмахи мечей, шаг вперед, сильный удар, шаг назад и все повторить. Удар-отступление-удар, идеальная тактика против тех, кто в разы медленней! Теперь остается лишь не подходить к ним на длину их рук, а уж мои клинки достанут до их голов! И ждать пока Коджи-сан не расчистит это сборище... Дьявол, а он силен!

5

«Опять наливаясь кровью забрезжил алый рассвет, отмеченный силой и болью слияньем бесчисленных бед. С собой несет разрушенья, людские страданья и смерть, и канут в века поколения творившие ад на земле. И новый день придет, вонзаясь кинжалом в небо, он новые жертвы найдет, обрушась на них адским бредом. Промчится алой стрелой, пронзая жизнь без оглядки, и не находит покой алый рассвет для душ падших. Наказывает неверных, служащих силам зла, струится кровь алой пеной, рассеивается мгла. Он меч в руках правосудья и веру несет туда, где дьявол глаза окутал тем, кто с рожденья слаб. И новый день придет, вонзаясь кинжалом в небо, он новые жертвы найдет, обрушась на них адским бредом. Промчится алой стрелой, пронзая жизнь без оглядки, и не находит покой алый рассвет для душ падших. Он меч в руках правосудья и веру несет туда, Где дьявол глаза окутал тем, кто с рожденья слаб.» Слова этой песни, что Коуджаку напевал, очень подходили под нынешнюю ситуацию. Клинок его был быстр и не знал пощады для тех, кому "дьявол глаза окутал", неся в этот мир своё правосудие, избавляя души неверных от страданий. Однако, это было мнение Коуджаку. Хироши же это ни коем образом не волновало - он просто убивал ради своего удовольствия. Единственная эмоция, которую он испытывал в этот момент, в отличии от Коджи, который испытывал ко всем этим созданиям жалость, это удовольствие от того, что можно безнаказанно резать всё и вся направо и налево, абсолютно не задумываясь о последствиях и распрях с законом. О законе вообще можно забыть. В данных условиях нового мира, одиночки были анархистами, группы следовали указаниям своего лидера (причём нельзя сказать, что и в группах не было анархии, например, у тех же мародёров). Санада хотел же собрать не просто группу выживших людей, а самый, что не наесть клан, в котором все будут одной, сплочённой семьёй, с взаимоуважением друг к другу, как его воспитывали родители и наставники. Хироши, увлечённый процессом рубки голов, сначала не обратил внимания на девушку и на то, о чём она говорила, но всё же сделал паузу и ответил - некогда их уводить, скоро будет буря, нужно скорее укрыться. Глянь на небо, тучи сгущаются...Утром было затишье. Потом их можно будет сжечь!. Подобно торнадо, сносящему всё на своём пути, Хироши прореживал ряды зомби, даже несколько раз опережая Алексея, наносил удар, когда тот только замахивался. У парня не было своего стиля, орудовал он клинками на уровне "замахнуться по сильнее и рубить". Двигался он достаточно быстро, чтобы не дать себя захапать, но и не более того. Мастер фехтования с лёгкостью обойдёт его защиту и нанесёт фатальный удар. Срубив очередную голову и убрав от себя тело инфицированного одним мощным пинком, Хиро обратился к Ефремову - у тебя получается сносить головы этим медлительным созданиям, но в реальном бою твоих навыков будет мало. Напомни мне потом, чтобы я занялся твоим обучением - увеличим немного твои шансы на выживание. После этих слов, он подмигнул пареньку и приготовился к последнему рывку. Он снял ножны со спины и вложил в них свой меч. Со стороны это может показаться странным обычному человеку, не знакомому с искусством самураев. Он сел на асфальт, подогнув ноги под себя и положил меч на колени. Закрыл глаза, глубокий вздох. Чёлка вернулась на своё место, просто спав и тем самым снова закрыв левый глаз. Телом завладел Коджи. Только он владел этой техникой иайдо, Хироши она не под силу, он слишком нетерпелив для её исполнения. Мужчина был полностью сосредоточен, все чувства обострены до предела. Он слышал каждый звук. Завывание ветра где-то в стороне, шелест листьев на деревьях, шарканье гнилых ног, волочащихся по земле. Один, два, три... Ещё десять впереди, трое сзади. Прохладный ветерок подул в лицо, развивая волосы. Резко усилившись, он растрепал мужчине всю его угольно-чёрную гриву, хвост свободно развивался, подхваченный потоками холодного ветра. Казалось он просидел так не один час, но на самом деле прошла всего одна минута. Время остановилось, пришла пора исполнить технику. Его движения были настолько молниеносны, что буквально спустя тридцать секунд его меч снова был в ножнах, а последние зомби бездыханно лежали на земле, рядом с ними валялись их головы. Ханаута Санчоу... Яхазу Гири!
- Можно идти внутрь. Произнёс абсолютно спокойно Санада, с прежней доброй улыбкой, которая снова вернулась на его лицо. Всё его тело болело, он ужасно устал, но отдыхать было пока нельзя. Он знал, на что идёт, когда собрался использовать этот приём. Для его исполнения напрягается до предела каждый мускул тела. С помощью искусства иайдо, мечник быстро извлекает меч из ножен, совершает несколько необычайно быстрых движений и возвращает меч снова в ножны. Чтобы овладеть им, нужна максимальная концентрация, которая достигается годами. Коуджаку готовил эту технику для Бусудзимы старшего, но так и не смог продемонстрировать её. Злая шутка судьбы: свой козырь против Бусудзимы, я вынужден применять против этих созданий. Печаль. Как жаль, что его больше нету в живых. Вернув ножны на плечо, Санада хотел было сделать шаг, но пошатнулся и, потеряв равновесие, упал, обессиливший и безумно уставший. - Проклятье...

Отредактировано Koujaku (2012-05-16 18:07:11)

6

Смерть приходила к зомби сразу от трех клинков, в руках двух людей. Но если один старался просто не подпустить Их к себе, то второй выкладывался на полную, отдавая все силы на медлительных и неповоротливых противников. Тратил все силы и закончил все вершиной своего исскуства. Но перестарался. Силы покинули его и он просто отрубился рухнув на землю, вдалеке ото всех. И это оказалось фатальным - зомби живы пока у них есть голова. Разрезанное существо, с вываливающимися внутренностями, без ног, с единственной рукой, опустило лапу на шею Коуджаку Санады. Подтянувшись таким образом, оно тут же вцепилось в его шею клыками разрывая плоть и мышцы, не оставляя ни шанса на выживание...

Убит за отъявленный манч!

7

События прошедшие за два дня и время через два дня.

Дождь, уже лившийся два дня, в этой ситуации понижал настроение на отметку "ниже плинтуса". А после прошедших событий и разгребания всего и вся, оно улучшаться и не хотело. Смерть Коуджаку произвела на Ала двоякое впечатление. С одной стороны тот сам был виноват, что стремглав бросился в атаку против огромной толпы нелюди, чего уж Ал не ожидал от спокойного и рассудительного, на первый взгляд, японца. Да, его жевал червячок совести - он не успел отреагировать на неупокоенное тело которое и прервало линию жизни потомка самураев. С другой стороны умер человек который заставил восхищаться собой в течении крайне короткого времени. Будь он во второй мировой на советском фронте - ему бы медаль дали за отверженность и смелость. Вероятно посмертно. Но в итоге закончилось все плачевно. Лёха опоздал на пару секунд. Он смог лишь отделить голову монстра от остатков его тела и замереть в нерешительной позе. С одной стороны вероятно что Коджи-сан был еще жив. С другой стороны уже не вызывало сомнений что он станет одним из Них. Колебался парень от силы полминуты. Потом, с коротким вздохом, вонзил клинок в голову человека с которым совсем недавно сражался спина к спине. В переносном смысле. В тот момент он почувствовал себя крайне хреново, но с совестью у него были хорошие отношения. Так нужно было, он так и сделал. Теперь нужно идти дальше. Благо хотя бы теперь было хотя бы где обосноваться. Да, в этом мире не было абсолютно безопасного места. Было либо менее безопасное либо более безопасное убежище.
Прошла, наверное, минута после смерти Коуджаку и полил дождь, смывая кровь с клинков и одежды Лёхи. К счастью его крови тут не было... Все дальнейшие действия делались с хмурой решимостью. Оттащив тело Коуджаку под навес, парень накрыл его своей курткой, а потом, быстро осмотрев тела на предмет таких же пакостей, парень подозвал Кагуру и, оставив ее у входа, проверил помещение. Мертвецов здесь не было - видимо все вышли во время боя. Ну это было и к лучшему. Значит можно было и обосноваться. Хотя бы временно. За два дня в мрачном состоянии, изредка перекидываясь фразами (Алу пришлось как-то выкручиваться что бы его поняли), оставшиеся в живых, Кагура и Алекс, сделали многое что бы хотя бы немного обезопасить себя. Ключи нашлись под стойкой, окна они заблокировали столами и всем что попалось под руку. Вышло вполне сносно... Ночь прошла спокойно. Хаммер был загнан чуть вглубь, на задний двор бара, тело Коуджаку было замотано в материю и отнесено туда же, только под небольшой навес и положено на несколько стульев.
Следующий день был еще менее приятным. Убрать тела Леха решил сделать сам, оставив Кагуре внутреннюю часть бара. Девушка правда сначала решила помочь, но Ал выразительно на нее посмотрел и сказал что лучше он сам, во избежание. А девушке сказал внимательно просмотреть все, что есть в баре. Замотавшись в найденные вещи, одев на руки перчатки и прикрыв лицо какой-то тряпкой он принялся за уборку. Головы тварей отпихивались ногой, тела оттаскивались в дворик чуть подальше, а дождь который не прекращался, смывал лишние следы. Парня мутило, запах гниющих тел душил не смотря на импровизированную маску. Ушло на это полдня и огромное количество сил. Хотелось воспользоватся запасами бара и напиться до беспамятства, но было еще полно всего, что нужно было сделать до первой ночи. Вернее ночь уже почти началась. Но Ал не обращал на это внимания, копал яму, которую постоянно заливало водой. Копал чем попало. Своими клинками, клинком Коджи, какой-то лопаткой найденной на кухне и явно предназначавшейся для приготовления еды. Остановился он когда выкопал яму глубиной чуть выше своего колена. Закончил он уже когда совсем стемнело. Опустил тело в получившуюся яму и стал забрасывать землей. На это ушло куда меньше времени, а финальным аккордом был клинок Коуджаку, который парень глубоко вогнал у изголовья мертвого. Он видел на свои глаза, вблизи, смерть только второго человека, хотя издалека видел гибель десятков, если не сотен людей. На душе было противно, но он воспринимал все как должное. Молитв он на японском не знал, христианином не был, а потому просто глотнул чего-то крепкого, принесенного из бара и вернулся в здание. Промокший до нитки не смотря на плащ, перепачканный мокрой землей он сразу же пошел на кухню где, к превеликому удивлению и счастью, были и вода и газ. Оставшись в штанах и футболке он принялся отмывать руки и сушится у огня, одновременно уминая еду перенесенную из хамера сюда и найденную здесь. Сна не было ни в одном глазу, хотя времени было за полночь. Он просто привел себя в порядок, насколько было это возможно, пресек возможность простуды методом вливания в себя стопки сорокградусной жидкости и принялся разбираться, что же есть в этом месте. Удивил генератор в подвальчике и канистра топлива для него. С пятой попытки получилось его запустить. К еще большему удивлению оказалась рабочей и некоторая техника. Холодильник вроде работал, да с трудом. Немного разбирающийся в родной электронике парень решил не лазить в электронику чужую, решив что перегорели предохранители. Зато работали несколько лампочек, которые он в потемках поменял. Из восьми что он поменял работали всего лишь две. Одна на кухне и одна над барной стойкой. Он не знал сколько времени было уже, а потому тихо устроившись поудобнее на каком-то кресле он уснул.
Утро встретило тем же тарабанящим дождем и размытыми воспоминаниями о двух прошедших днях. Словно это было где-то во сне. Да вот только он быстро понял, что все происходящее - жуткая реальность. И сейчас себя корил что заснул и на ночь они остались без охраны. Да и хаммер могли угнать, пусть он его и закрыл. Выспавшимся он себя не чувствовал, но и спать не хотелось. С некой опаской он посмотрел на ряды бутылок со спиртным и решил воздержатся. Было бы неплохо найти энергетик, но стандартных банок он не видел, а все что было написано на японском - обходил стороной.
Не долго он ждал пока проснется Кагура и, дав ей время что бы проснутся окончательно, обратился к ней:
- Нам нужно будет найти топливо и адекватных выживших. Без машины и топлива для генератора мы лишимся и возможности уехать отсюда, если что и останемся без электричества. Пусть у нас его фактически и нет... В общем ты знаешь где здесь заправка? - говорил он громко и медленно, что бы девушке не нужно было разбираться с его акцентом.

8

===>Улицы и переулки
Сузуки вырулил на площадку перед баром, на котором уже стоял армейский хаммер, и остановился, не глуша мотор и взвешивая все плюсы и минусы своего положения. С одной стороны разумнее было не искать себе приключений, а просто развернуться и поискать еду в другом месте, а с другой - лишние силы ему бы сейчас не помешали бы, да и к тому же все же оставался шанс, что эти выжившие были пока более-менее вменяемыми. В конце-концов всегда можно было бы использовать оружие. Наконец, голос желудка, начинавшего уже активно подавать сигналы "СОС", победил голос разума, и парень заглушил мотор, доставая из бардачка свой нож, уже успевший стать ему почти родным. На заднем сидении пошевелился мужчина, и, открыв глаза, огляделся. Увидев бар он ухмыльнулся.*
- Решил перехватить кружечку пива, парень?
Акира молча приложил палец к губам, взглядом указывая на армейский джип. По машине было видно, что ей пользовались уже после апокалипсиса, и тот, кто ей владел, сейчас явно был в баре, так как других более удачных мест, чтобы укрыться от непогоды и зомби по близости не наблюдалось. Однако это не мешало кому-нибудь, например, кинуть машину на приметном месте, а самому усесться где-нибудь в отдалении со снайперской винтовкой и ждать неосторожных выживших, решивших покусится на чужое добро. Трупы обыскать было легче всего, а люди разные бывают, поэтому Сузуки не спешил покидать машину, напряженно прислушиваясь и оглядываясь, а детектив кивнул и достал револьвер, принявшись наполнять барабан патронами. Наконец послышался щелчок вставшего на место барабанника, и мужчина хлопнул спутника по плечу и открыл дверцу, выбираясь наружу. Сузуки помедлил еще пару мгновений, а потом завел двигатель, чтобы, в случае чего им не пришлось тратить драгоценное время, и, схватив нож обратным хватом, приблизился к двери, возле которой уже стоял, прислушиваясь к происходящему внутри, его товарищ по несчастью. Немного нервно оглядевшись, Сузуки, не обнаружив, по поблизости мертвецов, сглотнул и выстучал на двери похоронный марш - первое, что пришло ему в голову, чем опять вызвал одобрительную ухмылку на лице мужчины.

9

===>Улицы и переулки

- Это был твой выбор, парниша... - Усмешка с лица Такеши исчезла, словно её и не было. И даже тот безумный взгляд, не выражающий ничего хорошего, тоже пропал, сменившись более осмысленным выражением. Теперь самозваный детектив, как водитель его окрестил за время их недолгого, но столь увлекательного знакомства, мог успокоиться. Адреналин начал потихоньку сбавлять свое активирующее свойство, а голова начала более ясно и трезво мыслить, насколько трезво способен мыслить страдающий амнезией.
Выглянув в окно автомобиля, Такеши мог видеть, как по стеклу начинали медленно стекать капли моросящего дождя, оставляющие за собой прямую мокрую линию. Мертвецы все так же бродили по улицам, поднимая головы и направляя в сторону шумящей машины свои руки, неспешно плетясь за ней. Слава богу, что среди них пока не встречаются бегающие экземпляры, а то бы выглядело это весьма печально и было бы плачевным для выживших. Интересно, одни ли они такие, кто смог выжить в этом апокалипсисе? Скорее всего, еще есть другие выжившие, и сейчас они прячутся по своим убежищам. "Найти бы его еще нам..."
- Кстати, меня Такеши зовут. Фамилии своей я не помню, но надеюсь, что скоро вспомню, - Ответил "детектив", повернув в его сторону свою голову и посмотрев на самого себя через зеркало заднего вида. Конечно, Такеши выглядел весьма непрезентабельно. Растрепанные волосы, когда-то белая, но сейчас до ужаса грязная рубашка и черный пиджак, на котором сливались пятна крови. А лицо, наверное, заставило бы ужаснуться любого нормального человека. "Красавец прям..."
Машина ехала куда-то вперед по улицам, которые Такеши смутно припоминал. Но это всего лишь было такое ощущение. Куда эти улицы ведут он не знал и вспомнить никак не мог. Поэтому, чтобы не тратить зазря свои силы, он решил ненадолго вздремнуть...

Темная ночь. Циферблат карманных золотых часов показывал 2 часа ночи, а маленькая секундная стрелка, располагающаяся ниже остальных чисел, еле слышно тикала, отмеряя секунды до минуты. Мужчина нервничал. Клиент должен был подойти еще полчаса назад, но тот, скорее всего, никак не торопился и не собирался приходить вовремя.
- Черт бы его побрал! Он долго еще собирается там копаться? - Нервно сказал про себя тучный мужчина в сером клетчатом пиджаке, достав из кармана платок и вытерев им испарину со лба. Сейчас должна произойти весьма крупная сделка, а если заказчик не придет, а сам посредник уйдет то босс может снять с него голову, ибо этот самый клиент является лучшим другом главы корпорации.
- Черта к ночи не вспоминают, мой дорогой друг, - Послышалось за спиной мужчины, от чего тот, испугавшись, отпустил платок, который, словно перышко, опустился на асфальт. Мужчина развернулся в сторону голоса и облегченно вздохнул. Клиент, наконец-то, пришел, и босс теперь не снимет голову с простого обывателя, у которого есть своя семья и двое детей. - Товар при вас?
- Да-да, конечно... - Сказал тучный мужчина, сначала чуть нагнувшись за платком, но, посмотрев на клиента, решил сначала передать товар. Спешно оглядевшись по сторонам, он достал из того же кармана пиджака, где лежал раньше платок, диск, на прозрачной пластиковой коробке которого было написано фломастером: "Объект 217".
- Очень хорошо. Давайте его сюда, - Сказал заказчик, взяв из протянутой руки посредника диск. Потом он улыбнулся ему и сказал ключевую фразу, - Сон особенно крепок в летнюю ночь...
- А? Да-да... Особенно тогда хорошо идет урожай, - Ответил той же фразой посредник и повернулся к заказчику спиной, спешно пошагав в сторону освещенной части улицы. Платок он решил оставить там же, так как уж больно этот клиент выглядел подозрительно.
Сам же клиент лишь улыбнулся и, положив диск в карман, отправился в прямо противоположную сторону от посредника.
- Надеюсь Сара не ошиблась, доверившись этим данным, - Послышался шепот в ночной тишине. Силуэт же мужчины как-будто растворился в воздухе, когда он вошел в темную подворотню...

Из состояния полудремы Такеши вывел звук открываемого бардачка, от чего он пошевелился и мутным взглядом посмотрел сначала на место, куда они приехали, а потом на самого водителя.
- Решил перехватить кружечку пива, парень? - Ухмыльнулся он, а сам парниша молча приложил палец к своим губам, взглядом указывая на армейский джип, стоящий на парковке. "Очень хорошо, "Хаммер" будет нам очень кстати." Но слишком просто все это выглядело, так что эту мысль он откинул сразу. Что мешает владельцу этого "Хаммера" засесть где-нибудь неподалеку и выцеливать неосторожных и невнимательных выживших. Похоже, к тому же мнению пришел и его товарищ по несчастью, вслушиваясь в тишину, нарушаемую лишь падающими капельками моросящего дождя. Такеши молча кивнул и, достав револьвер, вынул барабан, неспешно вставляя пули в обойму. Когда же барабан заполнился несущими смерть боеприпасами, мужчина вскинул револьвер, отчего барабан с щелчком встал на место, и с улыбкой хлопнув паренька по плечу, открыл дверцу автомобиля, выходя наружу.
Встав у двери бара и дождавшись напарника, Такеши посмотрел по сторонам. Потом посмотрел на товарища и одобрительно ухмыльнулся, когда тот отстучал похоронную мелодию по двери. "Именно, самая тема. Либо мы их, либо они нас..."
Отойдя чуть взад, Такеши вскинул револьвер на дверь, с нетерпением дожидаясь, пока кто-нибудь из нее выйдет...

Отредактировано Takeshi (2012-05-22 20:43:25)

10

Опрометчивые решения – всегда не самые лучшие решения. Нежелание немного повременить с уничтожением ходячих мертвецов, попытка возомнить себя героем компьютерной игры-слэшера, способным в одиночку раскидать разом несколько десятков безмозглых противников, для самопровозглашённого самурая закончилось настолько печально, насколько вообще возможно. И, хотя Кагура по понятным причинам понятия не имела, как же чувствует себя человек во время превращения в ходячий труп, она предпочитала думать, что решение добить невезучего самурая было скорее актом милосердия. Просто потому, что даже будь у неё противоположная точка зрения – едва ли можно за подобное решение винить. По правде говоря, Кагура отдавала себе отчёт, что сама на месте «Арекусея» едва ли оказалась бы способна хоть как-то адекватно среагировать, не говоря уже о том, чтобы задумываться, какой же из вариантов действия более правилен с токи зрения морали. Так или иначе, искать виноватых е было никакого смысла – кто-то мог поступить более правильно, а кто-то менее, но виной всему в любом случае были не люди, а изменившийся не в их пользу мир. К сожалению, нельзя было не заметить, что как бы ни была трагична ситуация – случившееся было в этом новом мире нормой жизни.

Остаток дня и весь следующий день Кагура и «Арекусей», по большому счёту, не разговаривали – наверное, оба пребывали в шоковом состоянии после произошедшего, и потому даже заговаривать друг с другом без крайней на то необходимости никому не хотелось. Тем более что дел, которыми можно было себя занять, дабы хоть как-то отвлечься от неприятных мыслей, было более чем достаточно. И, надо сказать, с объективной точки зрения день прошёл очень и очень продуктивно – в частности, в баре обнаружилось почти всё то, что, по мнению Кагуры, должно было находиться в качественном убежище. Помимо вполне очевидной алкогольной продукции, в баре имелось и кое-что из еды (во многом, возможно, немного специфичной, вроде сушёных закусок к пиву – понятное дело, не стоит ожидать продуктового разнообразия от места, в которое приходят не столько поесть, сколько выпить); бензиновый генератор (предназначенный, наверное, на случай отключения света), который, о чудо, даже согласился заработать; кое-как работавший на одном только презрении к законам физики холодильник; пара работавших лампочек, которые было решено разместить стратегически верным образом – одну в главном зале, вторую – в отделённой от него дверью кухне. Кроме них, в баре имелись туалет, небольшой подвал и подсобка с тяжёлой железной дверью, ведущей на задний двор.

Какое-то время ушло на то, чтобы привести в божеский вид основной зал – похоже, Они всё-таки успели здесь побывать, судя по поваленным стульям, перевёрнутым столам и обилию разбитых бутылок. Но, впрочем, ничего сложного не было, и спустя какое-то время по комнате уже можно было спокойно ходить между столов и стульев, а не пробираться через их залежи. Часть мебели, конечно, пришлось «израсходовать» на то, чтобы забаррикадировать окна, но не так уж и много её на это потребовалось. В целом, помещение стало выглядеть почти нормально – обычный такой бар, только с каким-то хламам на окнах, да без посетителей… Ну, и ходить босиком пока всё-таки не стоило – хотя водопровод ещё работал, и Кагура более-менее тщательно проверила пол на предмет осколков стекла, единственная лампа давала слишком мало света, а потому мелкие осколки стекла кое-где могли остаться. Что же до импровизированных похорон, на печальной ноте которых закончился первый день в убежище – признаться, Кагура прежде не бывала на подобных мероприятиях, и понятия не имела, как на них следует себя вести и что говорить. Но, во всяком случае, даже такая «любительская» церемония – наверное, несколько лучший вариант, чем отсутствий каких бы то ни было посмертных почестей вообще.

Новый день начался, можно сказать, безоблачно. В сущности, в новом мире любая ночь, проведённая в относительно защищённом месте, может считаться почти счастливой, ведь так? Между тем, прежде чем заснуть на одной из стоявших вдоль стен обшитых поролоном скамеек, Кагура успела составить поистине наполеоновский список планов, и, как выяснилось вскоре пробуждения, первый пункт в неё и «Арекусеевских» замыслах совпадал – конечно же, энергоносители, как бензин для генератора, так и солярка для автомобиля. Имелась даже приблизительная наводка на место, где всё это можно было раздобыть – Кагура успела заметить колонки АЗС по пути сюда, о чём она, собственно, и возвестила, перед этим утвердительно кивнув:
– Да. По той же дороге, которой мы ехали сюда, только надо повернуть… – на названия улиц Кагура, увы, по дороге особого внимания не обращала, да и едва ли имело смысл называть их, учитывая, что с чтением указателей у «Арекусея» было, мягко говоря, не очень, – В общем, покажу на месте. – Заодно, добавила она про себя, по дороге можно будет посмотреть, где можно разжиться такими небесполезными вещами, как лампочки (всё-таки выжившие среди них есть, и их нужно просто отыскать), кое-что из медикаментов первой необходимости и ещё несколько пунктов из её воображаемого списка «вещей, которые всегда должны быть под рукой».

Прежде, чем выходить, имело смысл выглянуть наружу, благо оборонительные сооружения на окнах всё-таки были не сплошными преградами и оставляли свободное место. Кагура, собственно, так и сделала – и, чего греха таить, после увиденного сразу же отпрянула от окна. Увидеть живого человека, конечно, хорошо, но только не в том случае, когда оный человек целится в дверь из пистолета. Последний, впрочем, едва ли мог её увидеть, спасибо непрозрачной двери и грязноватым, да ещё и захламлённым окнам – но, тем не менее, чувства безопасности заметно поубавилось. Дабы предостеречь от лишнего мелькания в окне, она сразу же сообщила об увиденном:
– Снаружи стоит машина, и человек с оружием. – Кагура старалась говорить тихо, получилось хорошо, – Как поступим? – в принципе, это был первый этаж, но решёток или роль-ставней на окнах не было. Значит, как и во многих подобных заведениях, окна были прочные, противовзломовые. Двери были заперты, и, в теории, можно было отсидеться внутри. Однако в таком случае существовал риск лишиться транспорта… Да и потом, кто сказал, что человек снаружи настроен враждебно? Быть может, вооружён он только на случай столкновения с Ними? Если так, то избегать контакта, наверное, не следовало – места было предостаточно, а выживание в большой группе по определению имеет больше шансов на успех.

Отредактировано Kagura (2012-05-22 22:38:24)

11

Уже готовый план действий в голове Лехи был каким-то сумбурным. Много неувязок, много чего полагалось на "авось", не знание обстановки... Но ведь и он не на своих занятиях и обстановку здесь узнать куда сложнее, обученных напарников нет, снаряжения нет, информации нет, ничего нет. Все что есть это подобранное по пути. Машина с заканчивающейся соляркой, два меча (в такой ситуации Ал предпочел что-то автоматическое, скорострельное и огромное количество боеприпасов к нему), девушка с ломиком (халф-лайф прямо!) и некоторое количество припасов. А значит нужно найти еще боьше еды, медикаментов, оружия, топлива... Кажется я тут собрался окопаться и жить до конца своих дней, раз такие планы строю. Хотя вернутся домой чуть больше чем через полсвета будет напряжно...
Кагура явно с первых дней поняла что названия в этом городе парню вообще ничего не говорят, а тем более написанные, а потому девушка сказала что покажет куда нужно будет ехать. Бар конечно не хотелось оставлять без присмотра, но что поделать? Вряд ли кто-то будет ломать двери. Тем более двери здесь крепкие...
Размышления были прерваны стуком в дверь. Причем стуком упорядоченном, в котором Ал узнал похоронный марш. Все-таки похоронный марш он везде похоронный и спутать его с чем-то другим было сложно. Рефлексы и нервы сработали как захотели. А точнее в три длинных шага парень оказался возле двери. Кагура же выглянула в окно и предупредила, что снаружи человек с оружием. Этот факт заставил Лёху быстро стать спиной к стенке у двери с выпученными глазами - кто знает, может человек выстрелил бы в дверь? А если там оружие которое запросто прошьет и дверь и его самого? После того как он немного успокоился и тихо достал клинок он все же ответил:
- Кто там и что вам нужно? - спросил он громко, стараясь говорить что бы его поняли. Почему-то акцент никуда деваться не хотел.
Сначала хотелось простучать имперский марш в ответ, но Ал подумал что еще не не слетел с катушек и это будет крайне не уместно в такой ситуации.
Теперь оставалось ждать реакции находящихся снаружи людей. Ну и попытаться жестами одной руки объяснить Кагуре что бы она отошла от окна и вообще спряталась.
Что им нужно? Увидели хаммер на заднем дворе? Нужно его спрятать в более укромное место... Или накрыть чем-то? Или ловушек пару поставить? Тьфу, с этим всем надо что-то решать и разбираться.

12

За прошедшие дни она немалому научилась. Например, двигаться беззвучно, к живым людям относиться с опаской - помимо безумных мужчин с липкими руками и масляно блестящими глазами были еще и безумные женщины, принимавшие Кёю за самое разное, только не за обычную незнакомую девочку. Научилась тому, что надо засыпать в надежном убежище и что есть надо только тогда, когда твердо уверена, что до утра из убежища не выйдешь. Тошнило ее часто, а потому девочка, чтоб не переводить продукты зря, набивала живот до состояния хорошо надутого мяча и засыпала. В остальное время Асагами только пила, жадно и часто. Бутылка, взятая из дома, опустела еще до наступления вечера, еще несколько девочка купила в автоматах, когда они сломались - наловчилась вскрывать витрины магазинов. Разбить было проще, но шум бы привлек опасность.
Эту ночь Кёя провела на стройке, в обрезке железной трубы, оба конца которой пришлось завалить досками и обломками кирпичей. Спать было неудобно и холодно, Асагами несколько раз просыпалась, беззвучно хныкала в темноте, снова засыпала - и так до утра. Ужин пришлось стащить в магазине, состоял он из полуготовой еды, потому что из-за сломанных холодильников все более или менее вкусное уже погибло. К этому, скрепя сердце, девочка добавила один бутерброд из трех оставшихся, которые берегла как связь с домом.
За стальными стенками накрапывал дождь, выходить не хотелось, но сидеть в холодной трубе больше было нельзя, подхватишь что-нибудь похуже кашля - пришлось вылезать. И Кёя сразу же продрогла, летнее платье плохо защищало от прохлады, а теплых вещей она с собой не захватила. Да что там одежда - сгодился бы и зонтик.
Чтобы отогнать мысли о добротном зонтике, под которым дождь не достает, девочка обняла себя за плечи и резко потерла их ладонями. Кожа отозвалась жаром и ноющей  болью, но появилась иллюзия тепла. Синие глаза смотрели на ажурный узор крана, из кабины которого свисала растерзанная фигура. С высоты она казалась обычным манекеном и тошноты не вызывала.
Где-то вдалеке заорала ворона.
...На этот раз Кёя шла к морю. Конечно, в такой дождь оно не было прежним, лазурно-ласковым, но это было море. Можно было повернуться к умытому кровью городу спиной и забыть обо всем хотя бы на несколько минут. Дорогу она выбрала не самую удачную - мимо бара. Раньше ей так ходить категорически запрещалось из-за обилия пьяниц и томных девиц в сетчатых чулках и сосредоточенно выдувающих пузыри розовой жвачки. Сейчас их там не было, значит, можно.
Странно, но у бара стояли машины и даже люди. Кёя не вздрогнула и не шарахнулась, она просто приостановились и внимательно посмотрела на парней. На сумасшедших они не походили, возможно, не опасны.
Асагами с тоской подумала о том, как тепло сейчас в баре или хотя бы в кабине машины, поправила лук, привязанный к рюкзаку, и решительно зашагала к бару.
Остановилась она в нескольких шагах от парней, взглянула спокойно и открыто, надеясь, что, увидев ребенка посреди кровавого города, его не примут за новый кошмар.

13

Внутри помещения бара послышались еле уловимые звуки, показывающие, что бар не покинут и внутри есть живые люди. С одной стороны Сузуки этот факт обрадовал, а с другой вогнал в легкую, едва ощутимую дрожь. Акире вдруг вспомнилось, что он никогда раньше не убивал человека. Вдруг ему придется защищать себя, и защищать своего напарника? Что если внутри окажется какая-нибудь банда? Что если ему придется убить, чтобы защитить? Сузуки сильно рисковал, но у него больше почти не осталось сил на то, чтобы продолжать бегство. Уставшее тело и поврежденная голова требовали немедленного отдыха, а живот болезненными спазмами уже начал свой маленький бунт, фактически лишая парня выбора. Однако Сузуки не учел один факт - ему почти наверняка придется отвечать на вопросы. Хотя бы на такие простые, как "Кто вы?" и "Что вам нужно?", а в его голове, как назло, было пусто, словно в каком-то звенящем сосуде.
Как он и ожидал, через некоторое время из-за двери послышался явно мужской голос со странным акцентом, пробудившим в болезненной памяти Акиры какие-то смутные ассоциации. Хотя голос и не звучал враждебно, инстинкты Сузуки сейчас буквально вопили об опасности, разрываясь между бегством и нападением, как будто он был не человек, а зверь, пойманный в клетке. Глубоко вздохнув, парень попытался успокоится, и неуверенным, чуть хрипловатым от усталости голосом произнес, стараясь, чтобы его услышали за дверью:
- Раджиро Сато - школьник, и Такаши-сан - детектив, Мы очень устали и нам нужна помощь... - Чуть помедлив, Акира добавил - Пожалуйста.
Сузуки намеренно не назвал своего истинного имени. Рациональной стороной сознания он понимал, что от него незнакомцам будет мало проку, но он по прежнему не доверял ни Такаши, ни тем, кто сейчас прятался за дверью, причем в равной степени. Плюс ко всему Акира заметил, что ему неприятен звук своего голоса. Если раньше, когда он впервые столкнулся с детективом, он не придал этому особого значения, так как были вещи куда важнее, то сейчас это стало более заметно. Парень поморщился и крепче сжал рукоять ножа. Сосредоточив все свое внимание и концентрацию, он предоставил Такаши прикрывать его тыл, пока он ведет переговоры, и не заметил появления нового действующего лица.

14

Моросящий дождь неспешно постукивал по металлическому козырьку над баром, отчего слух воспринимал это как некую таинственную мелодию, томящую сердце и душу. Не сказать, что это чувство так сильно волновало детектива - просто он не мог вспомнить своего дома -, но даже несмотря на это, некое огорчение происходящим присутствовало.
Несколько дождевых капель слабо капнули на нос мужчины. Руки, державшие револьвер, слегка дрожали от усталости, но нажать на курок это не помешает. Громкий мужской голос с явно заметным акцентом, раздавшийся из-за двери бара, задал самый естественный вопрос в этой ситуации. "Это смерть твоя пришла за душонкой твоей никчемной." Отчего-то захотелось сказать именно эту фразу, но смолчал. Неправильно поймут. Сейчас ведь у всех нервы натянуты, как тетива на луке, потому лучше иной раз не провоцировать их. Да и у самого детектива они были такие же, но и сверх того присутствует еще и сумасшествие, так что оно и неудивительно, что такие мысли в голову закрадываются.
Товарищ Такеши по несчастью назвался сам и назвал своего напарника. Но что-то явно было не то в словах паренька, как-будто он скрывает, от чего мужчина вопросительно на него посмотрел, но говорить ничего не стал. Если уж он и врет, то значит по делу.
"Мда, поздравьте меня - я параноик... И почему я не удивлен?" Усмехнулся он и снова повернул голову в сторону двери. "Может сказать что-нибудь? Хотя нет, пожалуй, лучше промолчу." Резонно подумал он, но пистолет не убрал. Кто знает, вдруг те, кто сидит сейчас в баре, откроют двери, а потом как выйдут с ружьем, да и перестреляют двух выживших. А что, сейчас времена такие - никто не осудит.
И вот тут то мужчина явно услышал какой-то шорох за спиной. Такеши медленно повернулся в сторону звука и, можно сказать, ужаснулся. Еще бы, вдруг ни с того ни с сего, стоит какая-то маленькая девочка и как-то смотрит с неким странным спокойствием... "А что если это очередной кошмар нового мира?" С этими мыслями, он, не колеблясь, направил в сторону девочки пистолет и нажал на курок. Револьвер сухо щелкнул, переворачивая барабан, а пуля стремительно понеслась в сторону очередного кошмара...
Может быть, роль сыграла усталость, а может быть и банальное невезение детектива (еще бы, столько событий), но пуля прошла мимо, отчего девочка, возможно, отделается лишь легким испугом, если она, конечно, не очередной монстр, порожденный смертью...

15

За относительно небольшое время Кагура успела придумать аж два варианта развития событий – и, по правде говоря, оба основывались на том, чтобы до последнего не выдавать своего расположения. Один включал в себя выход наружу через заднюю дверь, другой же вообще не предполагал выхода. Так или иначе, оба были не без изъяна, а потому особо препятствовать тому, чтобы попытаться договориться, не было ни желания, ни смысла. А потому Кагура, послушно последовав примеру, прислонилась спиной к стене с другой стороны от двери, несколько секунд молча ждала какой бы то ни было реакции – и, судя по всему, стрелять в дверь всё-таки никто не стал. Правда, на самом деле, Кагура не знала, получится ли пробить дверь пистолетной пулей, но разумно предположила, что «Арекусей» бы как-то на это отреагировал, если бы услышал выстрел. Что ж, уже хорошо. Но, тем не менее, ожидание было довольно-таки утомительным, а потому спустя какое-то время Кагура всё-таки спросила:
– Что-нибудь отвечают? – немного раздражал тот факт, что о происходящем снаружи приходится узнавать столь опосредованно, но, увы, особого выбора не было. Ну, по крайней мере, если следовать рекомендации уйти от окна (или что там ещё этот жест мог значить)?

И, тем не менее, ожидание быстро успело стать довольно-таки утомительным. Да и потом, если за дверью человек с оружием, но он по каким-то причинам не стал его применять – собирается ли вообще? Так что Кагура, набравшись смелости, пригнулась и быстрыми шагами подошла к окну – в качестве мер предосторожности, не к тому, из которого выглядывала в прошлый раз. Кто его знает, может, человек снаружи её всё-таки заметил и уже приготовился в любой момент выстрелить по тому же месту, если в нём вдруг кто-то покажется? А потому из окна по другую сторону двери Кагура выглянула аккуратно, присев – так, чтобы заметить её снаружи было сложнее. И, надо сказать, вид с новой «позиции» открылся чуть лучший – в частности, оказалось, что человек снаружи не один, а два – второй, судя по всему, стоял в это время слишком близко к двери, чтобы его можно было заметить из первого окна. Что же касается первого – того, что с пистолетом – почти сразу после того, как Кагуры выглянула в окно, он медленно, но решительно повернулся, не совсем в её сторону, но примерно в том же направлении. А затем решительно вскинул револьвер, и, судя по задрожавшему (вестимо, от грохота) стеклу, выстрелил. Похоже, всё-таки не стоило лишний раз выглядывать.

Стоит, впрочем, отметить быстроту реакции. Самого выстрела Кагура даже увидеть не успела, потому что стоило человеку снаружи поднять револьвер, как она уже отпрянула от окна, и, немного не рассчитав усилия, приземлилась на пол возле окна. Но, впрочем, важно было другое – если он всё-таки выстрелил, то или промахнулся, или стекло всё-таки выдержало пулю. Скорее всё-таки первое. Кагура очень смутно себе представляла, что должно случиться после выстрела с противовзломным окном, но думала, что оно от этого должно пусть и разбиться, но остаться стоять – ну, как стёкла автомобилей после аварии. Да и пули видно не было. А раз так – вероятнее всего, пуля попала не в стекло, а, скажем, рядом с ним. Или же выстрел вообще не был направлен в сторону окна? Мало ли, кто-то мог появиться и снаружи – скажем, на другой стороне улицы… Собственно, угадывать Кагура не стала:
– Какого чёрта они делают? – да уж, пожалуй, выглядывать действительно не стоило. Не стоило в любом случае, даже если выстрел вовсе не ей был предназначен. Но, впрочем, пожалеть о собственной нетерпеливости она ещё успеет, а сейчас гораздо важнее было разобраться, что же всё-таки произошло. Ну, и – решить, что же делать, если всё действительно сложилось не лучшим образом, и выстрел действительно предназначался ей.

16

Сколько Лёха не бывал в переделках, к такой он готов не был. Раньше были тренировки, да неожиданности, скажем на страйкболе, а тут человек которого он не знал стоял с оружием на готове. Этот человек мог быть как и нормальным, адекватным, так и слетевшим с катушек. Он мог выстрелить перепугавшись шума, а мог и не выстрелить. Может у него там вообще патронов нет! Хотя вопрос оставался открытым. Было несколько боязно, умирать все же не хотелось ведь. Хотя если уж выбирать между становлением одним из Них и смертью от огнестрельной раны..
Не долго пришлось ждать ответа на банальный вопрос. Ответ был так же прост и уже дал немного больше информации. За дверьми было два человека и откуда у одного из них оружие стало понятно. Интересно, что носят с собой детективы?  Глок, ихний намбу японский или что-то по стандартней? Револьвер или ТТ или... ай, не о том думаю. Во всяком случае огнестрельное оружие это хорошо. Как только парень сказал кто-там, Ал облегченно вздохнул и спрятав оружие, достал ключи и начал открывать дверь.
- Хорошо... Только желательно без глупостей...
Хотел он еще что-то добавить но не успел. Он был готов ко многому, был напряжен, зная что может произойти, что угодно. Уже приоткрыв дверь он услышал то чего боялся, но не почувствовал ожидаемой острой, жгучей боли. Жив? Цел? Орел! Вперед! Он не думал промазал ли противник или стрелял в другую сторону, главное что был выстрел и сам Лёха после него был жив. Дальше уж рефлексы. Если кто-то стрелял, то он может выстрелить еще раз, ведь так? Значит не нужно дать ему выстрелить второй раз. Во первых второй раз может быть более прицельным, во вторых он может привлечь Их... Резким движением Ал открыл дверь, едва не сшибая парня, что говорил с ним ранее. Целью был не он. Не надеялся он особо на свою скорость, даже учитывая что человек с револьвером стоял спиной к нему.
- Не стрелять! - не особо громко, но командным голосом (насколько он мог это сделать на японском) прорычал парень.
Дальше уже было то, чему его обучал отец, сослуживцы отца и тренера в университете. Противник держит пистолет в правой руке? Значит нужно зайти справа, левую ногу оставить под правой ногой противника, корпусом и правой ногой встать немного впереди него, при этом немного пригнувшись, правой рукой схватить руку держащую пистолет и, крепко ее держа, поднять вверх, а локтем левой руки сделать резкий удар по почкам... В общем это была далеко не подсечка в классическом понимании ее японцами. Надеюсь он не успеет отреагировать... - подумал Ар вытворяя все это. остался только удар по почкам, а потом нужно будет вывернуть руку. Хотя если противник тренирован, то он может выкрутится, а получить пистолетной рукоятью по затылку не очень хотелось. Неожиданность на моей стороне. Да и если я физически сильнее, он просто не успеет опустить железку мне на затылок.
И только под конец он заметил девочку, стоящую совсем рядом. Маааленькая такая девочка с "юми" за спиной. Будь ситуация по проще, Лёха бы точно уронил бы челюсть... Но пока нельзя отвлекаться! Ведь кроме детектива есть еще кто-то, кто может огреть его сзади!

17

"А вот этого делать не надо" - такая мысль промелькнула у Кёи, когда незнакомый человек направил на нее пистолет - в марках, моделях и видах оружия девочка не понимала ровным счетом ничего, но одно знала точно - из такого убивают. И вот теперь хотели за что-то убить ее. От того, что это серьезно, тоскливо засосало под ложечкой, но Асагами не зажмурилась и не попыталась сбежать. Она боялась смерти, но только до тех пор, пока страх помогал ей спастись. А сейчас... Бойся, не бойся, все равно это случится. Взрослая рассудительность была убийственно спокойной, и только детская надежда уверяла - так быть не может. Она должна была пережить этот кошмар, стать взрослой, и чтоб обязательно выросла грудь - этот факт вообще сомнению не подвергался, так должно было быть.
Но от выстрела не убежишь, и, хотя Кёя стояла, широко раскрыв глаза, она фактически не видела происходящее - воображение услужливо показывало ей ее труп со стороны, тощий, с цыплячьими коленками и копной синих волос. А тем временем несущий смерть комок металла просто пролетел мимо, обдав горячим дыханием щеку.
Все, что ли? Девочка удивленно моргнула и замерла на месте. Наверно, если бы она сейчас попыталась сделать хотя бы шаг, точно бы рухнула на мокрый асфальт, настолько ей было страшно и одновременно легко от миновавшей опасности. Силы просто ушли, ноги были ватными, даже язык во рту не ворочался. Если бы ей было лет шесть-семь, Асагами еще бы и описалась.
А дальше события помчались еще быстрее, уже совершенно без ее участия. Из бара вылетел парень - получается, уже третий - которому, похоже, не понравилось все произошедшее, потому что на обидчика Кёи он кинулся без промедления. Похоже, опасность почти миновала, нужно только перебороть себя и отбежать в сторону - любой ребенок знает, что, если сейчас завяжется перестрелка, ее могут пристрелить и не нарочно. Но Кёя вопреки любому здравому смыслу, с затаенным интересом наблюдала, пока "защитник" не взглянул на нее и не округлил глаза.
- Не отвлекайтесь! - крикнула Асагами и поняла, что нервное оцепенение прошло, поэтому она сама на всякий случай отшатнулась к стене бара, присела на корточки и закрыла голову руками.
"Жить-жить-жить-жить-жить-жить" -  повторяла она как мантру, совершенно не замечая происходящего.
"Я хочу прожить долгую-долгую жизнь. Чтоб вернулись мама с папой... это обязательно случится, не сегодня, так завтра. И весь этот кошмар скоро закончится. Скоро."
Ведь у нее было столько счастливых воспоминаний, что сложно поверить в то, что такой счастливой детской жизни суждено оборваться возле заштатного бара в луже. Ведь и мама, и папа еще живы, просто они еще не нашли ее - в этом Кёя была уверена. И ведь ей столько везло за эти семь дней, так пусть повезет еще раз. Нельзя умирать, зайдя так далеко.
Ведь это будет просто нечестно.

18

Нервы у Сузуки и так были на пределе, и выстрел, прогремевший в поврежденной голове парня пушечным залпом, вызвав новую порцию резкой головной боли, заставил его вздрогнуть и резко обернуться. Он успел заметить фигурку маленькой девочки, одиноко стоящей на пустынной улице, и тут время как будто взбесилось и понеслось вскачь. Двери, только начавшие открываться, распахнулись и мимо парня, едва не сбив его с ног, пролетел смутный силует, и мгновением позже напарник Акиры оказался в захвате. "Выходит, все же западня." - подумалось Сузуки.
Парень неожиданно успокоился, чувствуя, как его солнечное сплетение стегнула огненная плеть спокойной ярости, и сознание его отдалилось, позволив телу действовать самому. Акира размышлял, глядя собственными глазами на то, как его тело, решив не использовать нож, с силой выбросило вперед ногу, метя выбежавшему мужчине в пах. Такеши оставлять одного было нельзя, но преимущество пока что было на стороне хозяев бара. Акира не знал сколько людей еще оставалось внутри помещения. Однако еще был шанс, что девочка никак не замешана в этой ситуации, уж больно все получалось слишком сложно и запутанно. Поэтому его тело, не колеблясь ни секунды, едва только восстановило равновесие, пригнулось и рвануло к девочке. Возможно это было не самой лучшей мыслью, так как девочка могла быть вооружена, но оставаясь у входа Сузуки рисковал окончательно потерять инициативу и увязнуть в ненужном конфликте. А взяв под контроль ребенка, он избавит себя от неожиданностей, и, в случае если девочка окажется ни при чем, сможет ее защитить. Ведь не даром говорят - держи друзей близко, а врагов еще ближе.
Добежав до девочки, Сузуки рухнул на одно колено, спрятав за спину искривленный нож с бурыми пятнами засохшей крови, и как можно мягче коснулся ее плеча.
- Эй, ты не ранена?
Времени у него было мало, но торопится сейчас было слишком опасно. Акира сейчас и так вряд ли был похож на нормального человека, способного вызвать доверие своим видом, а девочку излишне пугать не стоило. Одновременно с этим он внимательным цепким взглядом оглядывал ее на предмет ранения или спрятанного в руках оружия. Он слышал о случаях, когда дети на войне специально оставались на видном месте, сжимая в руке осколок стекла, чтобы одним ударом нанести неосторожному врагу смертельную рану, и по этому не хотел рисковать.

Отредактировано Suzuki Akira (2012-05-31 00:20:32)

19

"Что я, черт побери, делаю?" От осознания того, что он сделал не то что неправильно, а попытался убить - кого? Маленькую девочку, которая просто физически не могла причинить хоть какого-либо существенного вреда! - Он почувствовал себя так паршиво, что даже не сразу заметил, как опустил пистолет, смотря на перепуганное личико девчушки, тощей, как цыпленок. "Ублюдок... Зачем тебе понадобилось убивать эту беззащитную девочку, Такеши?" И он бы никак не ответил на этот мысленный вопрос самому себе. Просто не хватило бы силы воли.
Но тут Такеши резко дернулся, разворачиваясь в сторону крика и, наставив пистолет на выбежавшего, успел нажать курок. Но промахнулся, а парень, встав впереди него, перехватил руку с пистолетом, взяв его в захват. И тут бы наступило окончание всей это эпопеи, как нападавший отвлекся, что и послужило его ошибкой. Вырваться из столь надежного захвата не было возможным, потому он пошел на отчаянный шаг - первым делом ударил свободной левой рукой, не находящейся в захвате, прямо в челюсть нападавшему, а потом просто толкнул его к стенке, вместе с собой. Удар не был настолько силен, чтобы вырубить противника, но приложить должно было его знатно.
Пистолет валялся где-то в стороне, выпущенный из рук при толчке, но поднимать его было бы самой глупой затеей, какую можно было бы придумать. Поэтому Такеши оставалось только принять ближний бой.
Но тут в глазах парня потемнело, отчего окружающее пространство как-будто сконцентрировалось на одной точке - на самом противнике, а контроль над телом резко ослаб. Наверное, это называлось бы потерей сознания, но вместо того, чтобы обессиленным упасть на мокрый песок, тело начало действовать как-будто на автомате. Удары стали сыпаться на него один за другим, а тому оставалось лишь защищаться.
Лицо Такеши изменилось настолько сильно за эти несколько секунд, пролетевших словно мгновение, что теперь его было бы попросту не узнать. Если на его устах раньше играла ухмылка, а глаза выражали какую-то насмешку над происходящим, то сейчас приобрело просто маниакальные и безумные черты. В глазах появилось едва заметное выражения отчаяния, как-будто бы смешанное с неким боевым ражем, а его губы исказило настолько же безумная улыбка, насколько она может быть таковой.

20

Как это в таких случаях почти всегда и бывает, произошло всё слишком быстро, чтобы можно было что-то понять. Ответить Арекусей не успел – он, кажется, незадолго до выстрела достиг с людьми за дверью какого-то соглашения (о котором позднее имело смысл осведомиться – мало ли, каковы были условия), едва приоткрыл дверь… Собственно, всё, произошедшее в дальнейшем, Кагура имела удовольствие наблюдать уже с пола, через дверной проём. И, надо сказать, обзор через него был куда лучше, чем через перегороженное и грязноватое стекло. «Арекусей» выскочил наружу, при этом чуть было не сшиб того из двух человек снаружи, что стоял ближе к двери (последний то ли пытался помешать, то ли просто не ожидал такого поворота событий и рефлекторно схватился за него), а затем – бросился ко второму, тому, что с пистолетом. Можно было, конечно, остаться сидеть на полу и мирно понаблюдать за завязавшейся дракой – но, увы, Кагура предпочла поступить иначе. Просто потому, что «тот, что стоял у двери», удержавшись после столкновения на ногах, бросился прочь от этой самой двери. Разумно было предположить, что он мог побежать, скажем, в сторону машины, на которой приехал, дабы убраться отсюда – но это, в сущности, было уже неважно, гораздо важнее было то, что помешать выйти наружу он уже чисто физически не мог.

Кагура резко вскочила с пола, выбежала наружу, вновь с грохотом распахнув начавшую было закрываться дверь, бегом преодолела расстояние между дверью и сцепившимися мужчинами – и, совершенно неосознанно, совершила, с какой стороны ни посмотри, на редкость правильное действие. Она успела заметить, что в схватке пистолет выпал из рук хозяина, а потому первым действием была попытка отпихнуть его ногой в сторону – так, чтобы уже нельзя было дотянуться. Но, когда пистолет уже оказался вне области досягаемости владельца, Кагура осознала, что можно поступить куда разумнее, чем просто стоять и выбирать момент для того, чтобы помочь одному из дерущихся, скажем, от души пнув другого. Одним длинным шагом преодолев расстояние до лежавшего на земле револьвера, Кагура подобрала его (при этом неловко ухватив за ещё горячий после выстрела ствол, а потому едва не выронив) и неловко выстрелила в воздух. Вернее сказать, сперва направила в воздух и безрезультатно попыталась нажать на спусковой крючок, только потом сообразила взвести, и уже со второй попытки завершила задуманное. И, хотя ей не было известно, сколько ещё патронов осталось в барабане (кто знает, не факт, что этот не был последним), подобный способ привлечь к себе внимание обоих участников казался наиболее разумным.

Объективно говоря, если вы выстрел этот был куда-то направлен, место, в которое попала бы пуля, было бы, наверное, в несколько метрах от цели – настолько сильно, с непривычки, сказалась отдача. Но, впрочем, это не помешало вновь взвести курок (он же не должен был взвестись, если патронов не осталось? Или пистолету всё равно?), направить ствол на дерущихся и громко, со слабо заметной повелительной интонацией, сказать:
– Прекратить, быстро! – после «безвольного приказа» Кагура сделала паузу, чтобы дать возможность осознать сказанное, а затем добавила: – Встать, и без глупостей! – кажется, нечто подобное говорят в таких случаях полицейские в фильмах? Так или иначе, не сводя дрожащего ствола с дерущихся, Кагура бросила взгляд в том направлении, в котором побежал второй пришелец – и, к своему удивлению, обнаружила его рядом со стоявшей посреди улицы девочкой. Судя по тому, как он сразу бросился в её сторону, этот ребёнок что-то для него значил (неизвестно, впрочем, была ли девочка, скажем, его родственницей, или просто перемещалась вместе с ними). Так или иначе, и девочка, и «тот, что раньше стоял ближе к двери» должны были услышать предупредительный выстрел. Разобраться же в том, кто они такие и что их связывает, можно будет и попозже, а пока есть дела гораздо важнее.

21

Как-то действия слишком быстро разворачивались. Пока Ал выбегал к вероятному противнику - получил ногой где-то вбок. Видимо "школьник" целился куда-то в другое место, но его немного оттолкнуло в сторону резко открывшейся дверью. Хотя этого удара оказалось достаточно, что бы нарушить все планы. Не хватило скорости, что бы схватить нормально второго человека и в итоге тот развернулся и выстрелил еще и в Лёху. Жив? Значит он промазал. А дальше уже началась самая банальная драка. Захват не особо получился, хоть пистолет противник и выронил, а это уже упрощало дело. Зато сам Лёха получил в челюсть и был не плохо припечатан к стенке. Больно неприятно, но ничего особенного для тренированного человека. Ар не видел куда убежал второй парень, зато увидел Кагуру, которая оказалась совсем рядом и оттолкнула пистолет. Дальше за ней проследить он не смог. Ибо драка переросла в более серьезную фазу. "Детектив" словно резко изменился, как буд-то это не он был. Среди людей с которым Лёха общался ранее такое бы назвали трансом, но он бы это скорее назвал безумием. Удары, быстрые и довольно сильные, сыпались не прекращаясь и оставалось только защищаться будучи прижатым к стенке. Блокировать удары было несколько неприятно - все руки в синяках потом будут. Отступать некуда, хорошо замахнутся тоже не получится... Радовало только то, что противник действовал бессистемно, просто бил. А значит шансов его уложить довольно много. Главное не пришибить нароком и не сломать чего нибудь. Судя по его выражению лица он уже сломан морально. Хватит с него. Ладно, отец говорил против гражданских такое не применять. А он как раз не гражданский. Да и вообще о чем я думаю! Меня, что, осудит сейчас кто-то?! Слишком резко перешел Лёха от защиты к атаке. Шаг вперед, впритык к детективу, прямой удар рукой и слева же нанес удар коленом. Не прямой, сбоку, короткий и не болезненный. Просто что бы немного сбить с толку противника. А дальше уже Ал перешел в нормальную атаку, норовя зайти сбоку и нанося удары хоть и редко, зато сильно и точно. Все же хрен его знает кто сейчас победит. В прочем видимо прошло очень мало времени с начала боя, пусть и казалось что прошло уже минут пять. Раздался еще один выстрел и голос Кагуры то ли просивший, то ли приказывающий прекратить все это. Краем глаза он заметил что она еще и направила пистолет на дерущихся. Встать? Мы же вроде не лежим... В прочем отвлекаться, как в первый раз, он как раз и не собирался. Быстро нанеся несколько ударов в голову, не особо волнуясь достигли они цели или нет, Ал отступил на шаг назад и со всей силы ударил правой ногой в бок противника. Даже если детектив блокирует удар, то рука его пострадает сильно - удар мощный, да еще и тяжеленными берцами... Да и отступить назад он с трудом сможет, если не мастер рукопашки. Особенно учитывая, что он дерется как берсерк. И именно из за такого "стиля" боя Ар решился на такой рискованный шаг. Вряд ли противник действующий на рефлексах будет брать такой удар в захват. С чувством выполненного долга, Лёха вновь ушел в защиту, надеясь что выстрел немного охладит противника, а удар закончит дело и противник остановится. Потому он больше не бил, лишь защищаясь. Надеюсь Кагура не выстрелит, револьвер штука коварная, обоих положит... Вот только забыл он о втором парне, хотя тот вроде побежал к маленькой девочке. Ару оставалось лишь надеяться, что он будет хотя бы немного занят...

Отредактировано Efremov Alexsei (2012-06-02 16:25:27)

22

Первой на дороге показалась женщина, подволакивающая правую ногу. Двигалась она почти осмысленно, только голова моталась безвольно, скаля рот с темно-серыми губами. Принять ее за живого человека было невозможно - уж слишком ясно читались укусы на некогда стройных ногах, да и серость кожи была заметна даже издалека. А вот следом за ней...
Это был даже не десяток - это была почти сотня, настоящая толпа, рычание которой напоминало отдаленные раскаты грома. В пустых прибрежных кварталах любой звук разносился далеко, сохраняя свою отчетливость. И выстрелы, крики, возня - все это вело Их к желанной добыче, служило им четким маяком. Ходячие трупы разной степени целостности не видели потенциальных жертв, они воспринимали их как аппетитный и вкусный комок, полный желанной крови, которая спасет высыхающие тела от обезвоживания. Паразиты же в их головах желали разнести свое потомство еще на нескольких.
Бороться с такой оравой было бесполезно - ведь за ними бы пришли еще и еще, привлеченные шумом драки. Они всегда компенсировали качество количеством, так и в этот раз. Был только один способ избежать смерти - затаиться, спрятаться, боясь даже моргнуть лишний раз. Вот только драка...

23

Все, что случилось, заняло всего лишь несколько секунд, но в сознании Кёи происходящее растянулось на целую вечность. Она, все еще закрывая голову руками и игнорируя вопросы, обращенные к ней от второго участника событий - блондина - смотрела на дерущихся, какое-то время просто прикидываясь садовой скульптурой синего гнома. Ни подсказать, ни вмешиваться она пока не собиралась. Симпатии девочки были на стороне того, кого Асагами окрестила "защитником", а вот "стрелок" ее пугал. И, наконец, из бара вылетела уже четвертая участница событий - сильно (на взгляд Кёи) растрепанная девушка, которая схватилась за уже известный пистолет, выроненный хозяином.
- Да прекратите же вы! - забыв о намерении слиться с интерьером, почти завизжала насмерть перепуганная Кёя, взмахом руки сбрасывая чужую ладонь с плеча и вскакивая на ноги. Что делать, она просто не знала. Например, полезть в драку казалось ей решением безрассудным и опасным - одного удара ей могло бы и хватить, даже случайного удара. Идти к странной девушке? Но она была самым непонятным лицом в данной истории. Можно было попробовать напугать их юми, но это было вообще абсурдом, во-первых, простого выстрела в воздух никто бы не заметил, юми бил бесшумно. Во-вторых, Асагами таскала с собой эту несуразную штуку только потому, что это был подарок отца, а при попытке выстрелить в цель Асагами била в белый свет как в копеечку.
Кёя оглянулась, пытаясь найти что-нибудь полезное в сложившейся ситуации, но вместо этого уже в который раз за день оцепенела. Столько оживших трупов она не видела еще ни разу. К горлу моментально подкатила тошнота, но сейчас ее пересилил страх, и перспектива быть застреленной уже не казалась такой уж грустной в перспективе быть съеденой заживо. Наоборот, куда приятнее получить пулю в лоб, чем видеть, как тебя будут поедать. Кёя уже знала - эти... эти... "Эти" реагируют на звук, так как и дома, сидя у окна, и на улице она наблюдала за заполонившими город "Этими". Ей было даже чуть легче, чем другим, так как в силу миниатюрности фигуры Кёя могла забиться в любой закуток и затаиться там, стараясь даже дышать через раз. Страх же не давал ей пошевелиться, а желудку - вывернуться наизнанку, поэтомуее и не замечали.
В общем-то и сейчас самым лучшим решением было спрятаться в углу и не шевелиться, но не тогда же, когда на тебя идет такая толпа! Хотя... бар, бар... Бар!
Кёя буквально бросилась к рыжеволосой девушке, выбирая из всех зол наименьшее и самое, на ее взгляд, безопасное. В край кофты рыжей Кёя вцепилась с цепкостью голодного весеннего клеща. Другим - "блондину" и "стрелку" она не доверяла, а "защитник" был слишком занят.

24

Продолжая все так же наносить удары - сильные и быстрые - один за другим, Такеши совершенно перестал воспринимать окружающий мир - все внимание мужчины было сосредоточенно на противнике. Удар в голову, в горло, в шею. Возможно, со стороны это казалось бы бессистемным боем, но на самом деле, даже на пороге боевого безумия, он проверял противника. Но все-таки "автоматика" всех движений Такеши не позволяла ему воспользоваться какими-то боевыми приемами, да и это не было нужным. Парень лишь защищался от ударов, что позволило слегка расслабиться и начать, хотя бы немного, обдумывать ситуацию. Что и было ошибкой теперь уже самого Такеши.
Его противник резко, впритык, приблизился к нему, нанес прямой удар рукой и коленом вбок. Это слегка дезориентировало мужчину, всего лишь на мгновение, а потом уже Такеши, разозлившись еще сильнее, сам попытался пнуть его, но тот уже ушел в сторону и начал бить гораздо сильнее, перехватив инициативу уже на себя. Один удар попал Такеши в скулу, но тот, в состоянии эффекта, даже не заметив этого, все так же пытался атаковать его. Тот был гораздо быстрее и более подвижен, нежели сам Такеши, но преимущество второго было лишь в его выносливости и способности выдерживать удары. Тот был силен и быстр, но все равно должен будет скоро выдохнуться, что будет уже на руку ему.
Громкий звук выстрела, словно гром, раздался в ушах Такеши, отчего он, не ожидая такого поворота событий остановился и, заслышав чей-то взволнованный голос, по тембру напоминающий женский, приказал остановиться и... Встать? Такеши только хотел повернуться в её сторону, как получил тут же в нос и, ошарашенный, отступил на шаг назад, чуть не отхватив в бок ногой, одетой в тяжелые берцы, но получив ей же по руке, отчего мужчине послышался смачный удар от этого ботинка... Хотя удар и был силен, но попал все равно по ладони, так что урона сильного он не понес.
Такеши остановился. В его глазах уже не было ярости и безумия, а лишь какое-то... удивление. Хотя и удивляться то тут не чему.
- Что...
Его губы тихо прошептали недоконченный вопрос о происходящем. Мужчина почувствовал необъяснимый страх, зародившийся глубоко внутри, отчего его сердце забилось чаще. Но напугала его не та девушка, стоящая рядом с его бывшим противником, с пистолетом, а этот страх на лице девочки, повернувшей голову куда-то вбок, на пляж. Оцепенение. Она, словно парализованная, смотрела туда, видя нечто более ужасное, чем выстрел, напугавший её, и эта бессмысленная драка. Такеши медленно повернул голову в ту же сторону...
- Они идут. - Тихо сказал Такеши, повернувшись к девушке и парню.
- Бегите. - Его голос, словно мертвенно-безжизненный, проговорил так... Потом он просто развернулся и пошел... к толпе оживших мертвецов. Страха не было. Одно лишь раздражение тем, что они вообще пришли сюда. Эта ошибка природы, которой быть и существовать попросту не должно. Эта псевдо-жизнь, слушающая лишь свои инстинкты...

ОФФ: Пост неадекватный, но и сам персонаж нормальным умом никогда не страдал. Можете либо оставить его на смерть, либо что-нибудь предпринять.

Отредактировано Takeshi (2012-06-10 23:14:52)

25

Драка переросла в нечто напоминавшее просто обмен ударами. Глупый и бессмысленный. Да, удары Ала, пусть и не так как он того хотел, достигли своей цели, а выстрел девушки, все же заставил "детектива" принять осмысленное выражение лица. И удивленное.  Крик синеволосой девочки заставил его вновь отвлечься, но уже в принципе без болезненных последствий. Она, конечно была права, но чего можно ожидать от мужчины у которого на лице была написанная явная жажда убийства? Уже отойдя от ошеломленного мужчины, но все еще наблюдая краем глаза, Ар повернулся к Кагуре и тихо, но достаточно громко сказал:
- Не стреляй больше и внутрь, быстро внутрь!
В прочем не только он говорил бежать внутрь, а еще и девочка, которая теперь тянула Кагуру внутрь, безмолвно об этом говорила. По всей видимости, она самая первая заметила что происходило. Ар же заметил это только после того как его бывший противник уже повернулся к толпе мертвецов. Русскую ругань вряд ли бы тут кто понял, да и вряд ли бы услышали. Досада и злоба сейчас выместили другие эмоции. Ну почти. Парень не дал им возможности вырваться наружу и повторить "подвиг" Коуджаку. Умирать совсем не хотелось, пусть и смертью героя. Это мы отложим на потом, если вообще захочется. Тем более сейчас мертвецов было много, очень много, столько еще не попадалось на глаза парню. А то что делал сейчас "детектив" его вообще добило. Нет, я конечно понимаю, что многие с ума сходят, но мне это не нравится... а пошло оно все к черту! Да, ему сейчас было страшно. Смотря на изуродованные и подгнивающие тела его брал озноб,  было до жути противно, не смотря на то что брезгливым Ал не был. А этот шизантуый мужчина шел к ним, безоружный, безжизненным голосом попросивший их всех бежать отсюда. Тоже мне мученик нашелся! Пока девушки и второй неизвестный скрылись внутри бара, Ар разрывался на две части. Оставить этого психа здесь или же силой затащить его в бар, тратя драгоценное время. Зомби были уже близко, он-то убежит, но уехать уже не получится. Придется тихо-тихо сидеть в баре и не высовываться. Но все же бросать еще одного человека и знать, что он умрет как тот англичанин в больнице или как Коджи-сан... Ну и что, что он напал, да еще и, столь остервенело, пытался убить? А может стоит оставить? С такими как он будут проблемы. Много проблем... И что тогда? С совестью договорится или залить ее чем-то? Все же в баре как-никак. К черту! Плюнув на все, Леха в два шага нагнал проблему собственной совести и человечности и очень сильно, с хорошим размахом, огрел мужчину по затылку в надежде его вырубить. Надежды оправдались, Ар с трудом успел подхватить обмякшее тело и тут же быстрым шагом, что бы как можно меньше шуметь, пошел к, все еще открытым, дверям бара. Зомби были буквально в десяти-двенадцати шагах, когда парень бесцеремонно свалил свою ношу на пол бара и тихо закрыл дверь на ключ.  Он осмотрел всех, кто был внутри и стал жестами, остервенело показывать, что бы никто и звука не издал, после чего вновь подхватил на плече тело и тихо понес его в подвал, собираясь отключить еще и мерно гудящий генератор. Правда перед этим он посмотрел на Акиру и двумя жестами, одним из которых он указал на девушек, а вторым показал, что с ним будет, если что-то случится.

26

Определённо, командирских интонаций в голосе Кагуре недоставало. Во всяком случае, это было достаточно разумным объяснением тому, что реакция на приказ была, мягко говоря, не такой, как ожидалось. Конечно, не факт, что в реальности «плохие парни» под прицелом «хороших парней» ведут себя так же, как в фильмах, и это не говоря уже о том, что даже «киношная» фраза была подпорчена волнением и глуповатой оговоркой. Но, тем не менее, Кагура наивно ожидала немедленного прекращения драки, а потому, не получив на свои слова желаемого отклика, на несколько секунд потерялась, не зная, что «хорошим парням с пушкой» подобает в таких случаях делать. Ума не повторять «предупредительный выстрел» хватило, а вот дальше стало сложнее. И, не без напряженной работы мысли («Арекусей», явно не горевший желанием повиноваться команде, за это время успел немилосердно пнуть «стрелка» в бок), пришла к выводу, что «хорошему парню» в такой ситуации полагается произвести ощутимый, но почти наверняка несмертельный выстрел в «плохого». Однако, увы, сказать проще, чем сделать. Кагура прекрасно понимала, что попытка выстрелить, скажем, в стопу, в лучшем случае закончится промахом. А в худшем «несмертельный» выстрел вовсе не окажется таковым – увы, не все обладают таким же везением, как стереотипные «хорошие парни» из боевиков.

Придумывать выход из ситуации Кагура, наверное, могла бы ещё очень долго, и, вероятнее всего, так ничего бы и не придумала. Но, увы, помешал случай. Случай, принявший для этого благого дела форму давешней маленькой девочки. Та за непродолжительное время размышления успела подбежать и уцепиться за неё столь неожиданно, что от Кагура чуть было не нажала на спусковой крючок просто от испуга. Впрочем, сама же это осознав, она немедленно опустила револьвер – какой толк целиться, если не получается убедить в готовности выстрелить? Мгновением спустя пришло осознание того, что «случай в лице ребёнка» чертовски напуган, и ещё секундой позже стало понятно, чем. Внушительных размеров толпа ходячих мертвецов, которым так некстати вздумалось наведаться именно сейчас. Про себя Кагура отметила, что они появились сразу же, стоило собраться вместе группе из пяти человек – притом что до этого, хотя ей и «Арекусею» волей-неволей приходилось выходить на улицу, никто из них этого не почувствовал. О том, каким же именно образом мертвецы находят живых, случалось строить предположения и прежде, а теперь к относительно небольшому набору фактов прибавилось ещё и то, что чем больше группа людей – тем она заметнее. Ну, во всяком случае, так это выглядело со стороны.

Однако всё это пронеслось в голове очень быстро – за то относительно небольшое время, в течение которого «стрелок» успел что-то неразборчивое пробубнить себе под нос, направиться в сторону толпы… А вот дальнейших событий Кагура уже не увидела. Сама того не заметив, она уже успела, причём вместе с повисшей (и державшейся, судя по всему, чертовски крепко) на ней девочкой, да ещё и присоединившимся к ним «тем, что раньше стоял ближе к двери», оказаться внутри бара. «Арекусей» же, с бесчувственным телом «стрелка», появился чуть позднее. Запер дверь, опустил бесчувственное тело на пол и начал остервенело размахивать руками (что он имел в виду, Кагура так и не поняла), затем вновь поднял «стрелка» на плечо и направился в двери, ведущей в подвал. Правда, сперва показал пальцем на неё и девочку, а затем, «обращаясь», похоже, уже к «тому, что раньше стоял ближе к двери», характерным угрожающим жестом предостерёг, судя по всему, от каких-либо опрометчивых действий. Точнее, последнее Кагура поняла только парой секунд позже, когда «Арекусей» уже скрылся в подвале – сказался определённый ступор после произошедшего. Она хотела было проследовать в подвал, дабы узнать, что же произошло снаружи и что делать теперь – и, увы, встретила сопротивление. «Случай в лице ребёнка» всё ещё крепко держался за край кофты – и, увы, сходу придумать что-то лучше, чем «молча уставиться» не получилось.

Отредактировано Kagura (2012-06-14 17:25:26)

27

Кёя, вцепившись в чужую кофту, ни лежала ни единого звука. Если бы сейчас "рыжая" стряхнула ее с себя (что было практически невозможно), лишив таким образом возможности попасть в бар, то, возможно, "Эти" бы ее и не заметили, настолько хорошо она прикидывалась неживой. Все чужие поступки доходили до неё с опозданием и, будем честными, Кёя сейчас больше всего думала только о сохранности своей жизни, а не о том, кто кого сколько раз ударил и кто кому что сказал. А сохранность жизни прежде всего зависела от действий "рыжей" и "защитника". Вдобавок была сомнительно хорошая возможность рассмотреть надвигающуюся толпу "Этих", потому что смотреть на что-то другое не получалось.
Как уже говорилось, все вещи, включая даже собственные мысли, доходили до неё с опозданием, и, пока от увиденного начала оформляться четкая мысль, Кёя уже оказалась в баре и была надежно заперта. Точнее, заперты были все участники этой истории, один из которых стал безвольно висящим мешком, другой же в местной иерархии занял место принятого из жалости. Появившееся незадолго до того, как они укрылись в баре, предположение проверить теперь было невозможно, так как Кёя не собиралась для этого выходить наружу. С другой стороны ошибиться было трудно, "Эти" были близко, а не зрение жаловаться никогда не приходилось.
Итак, ее родители определенно были мертвы, ну, пусть и не совсем, но спасать их было уже поздно. Впрочем, стоило признаться, что такие мысли уже имели место, и Кёя, в общем-то, была готова к такому исходу. Но теперь ее "спасательная экспедиция" не имела смысла, а вернуться домой уже было невозможно. Что ж, оставалось только понравиться "рыжей" и "защитнику". Не стоило считать Кёю циничной, тут была простая самозащита психики... и немного привычки. Ум опять пересилил эмоции.
Последние следы задумчивости исчезли с ее лица, когда Кёя подняла голову и наткнулась на взгляд "рыжей". Тут же на лице малышки заиграла как можно более доброжелательная улыбка, а пальцы разжались, выпуская кофту спасительницы. После этого недолгого выражения доброго отношения, Кёя перевела взгляд на окно, и на ее лице появилось настороженное выражение.

28

Вот же чертовщина... как все сложно... И ведь если бы не этот детектив со своими выстрелами... С некими затруднениями бессознательное тело было спущено в подвал и посажено у стенки, пока Ал отключал генератор. Все же чем меньше шума - тем меньше вероятность что Они начнут сюда прорываться. Пошарив по подвалу и найдя несколько довольно длинных обрывков тонкой веревки, парень стал обвязывать руки детектива. Хорошо так связывать, на несколько узлов. Немного подумав, остатками веревки он связал еще и ноги. Пусть такие меры безопасности скорее для успокоения себя, но уж лучше чем ничего. Правда Ар еще и карманы обшарил, найдя немного патронов, что его очень даже обрадовало. Значит можно упокоить больше трупов перед смертью. Только пистолет нужно отобрать у Кагуры. Наконец закончив разбираться с неожиданным то ли противником, то ли просто психом, Лёха наконец поднялся наверх, облегченно вздохнув. Ходить ему теперь приходилось крайне медленно, что бы не шуметь берцами. Собственно это ему и не понравилось и он, не далеко отойдя от входа в подвал принялся их расшнуровывать и снимать. И только после этого он подошел к друзьям по несчастью. Правда говорить сейчас было крайне не желательно, а написать что-то он не мог. Потому он просто приложил палец к губам и тихо, почти что на цыпочках подошел к окну. Нужно было как-то отогнать эту толпу подальше, ведь уйдут Они только когда услышат достаточно громкий звук. Рисковать ничем не хотелось. А тем более никем. Некоторое время парень осторожно смотрел сквозь щели "баррикады" на окне, рассматривая неживых. неестественно вывернутые тела без некоторых конечностей, тупо идущих куда-то вперед. Нескончаемый поток тел, и посчитать будет крайне сложно. И бессмысленно. Боги, ну что же это за напасть? И когда она закончится? И закончится ли вообще? В голове сразу всплыли картинки постапокалиптического мира, с разрозненными группками вооруженных людей и тысячами бесцельно шастающих зомби. С такой не хорошей мыслью он вернулся к девушкам и на несколько секунд присел на корточки, рядом с синеволосой девочкой и посмотрел ей в глаза пытаясь понять напугана ли она. С некоторым удивлением он понял что она скорее настороженна... Ну это сейчас, что было несколько минут назад уже не узнать. Будем надеяться что она в норме... Поднявшись, парень на некоторое время задумался, а потом вспомнил одну, не маловажную деталь. Он указал сначала на пистолет в руке девушки и жестом попросил его отдать. Какое-никакое, но огнестрельное оружие. Пусть оно сейчас было скорее опасным, чем полезным и множество зомби собравших сюда после выстрелов. А затем, опять же жестами показал, что лучше бы девушкам спрятаться на кухне. Там хоть поговорить смогут... если им это нужно.

29

Пост за Акиру

Все случилось очень быстро. Драка между Такеши и парнем вылетевшим из бара продолжалась. Даже не смотря что прозвучал выстрел и простба девушки о том что бы они прекратили. И сраз было понятно что девочка с синими волосами его боится или недоверяет ибо она сразу от него убежала. А вот все дальнейшее казалось кошмарным сном. На улицу хлынул медленный поток мертвецов. Огромное их количество и первой на них отреагировала именно маленькая девочка. Двое дерущихся вообще были заняты только друг другом и на оживших не обращали внимания. Да и на него больше не обращали внимания. А Такеши вообще подтвердил полностью статус ненормального. Пропустив несколько ударов, в итоге он просто развернулся и пошел по направлению к мертвецам, сказав что-то непонятное! Остального Акира уже не видел. Он испугался, причем сильно, а потому самым первым влетел в открытые двери бара. Остановился лишь где-то в середине помещения, уже видя как девушки заходят внутрь, а за ними и парень у которого на плече в отключке висел Такеши. То ли тот парень был крайне спокоен, то ли был таким же как детектив, но он просто сгрузил последнего на пол, тихо закрыл двери и утащил бессознательное тело за какую-то дверь, перед этим недвусмысленно показав Акире, что с ним будет если он тронет девушек. Сузука трясся то ли от страха, то ли это уже нервное было, но сдвинулся с места он только когда из подвала в одиночку вышел неизвестный парень. Тихо-тихо Акира поплелся в то помещение оказавшееся подвалом где уже лежал связанный, как оказалось, Такеши. Сузука попытался было развязать узлы, вот только они были не обычными, да еще и крепко стянутыми. А чем разрезать их - он не видел. Так что он просто сел рядом с валяющимся в отключке детективом, решив что это самое безопасное место здесь.

30

Что ж, всё обошлось более-менее благополучно. Интеллектуальное большинство, в огромном количестве окружавшее бар снаружи, кажется, или не понимало, куда делись буквально только что стоявшие здесь люди, или попросту не видели способа проникнуть внутрь. Почему-то Кагура склонялась к первому варианту – едва ли «Эти» бы просто смирились, если бы знали, что в здании кто-то есть. Напротив, они должны были ломиться внутрь, даже не задумываясь (если в такой ситуации вообще применимо это слово) о том, возможно это, или нет, ведь так? А они, насколько можно было видеть сквозь загороженные окна, внутрь вовсе не ломились, просто бесцельно двигались куда-то. Могло ли быть так, что на самом деле «Этих» привлекло вовсе не большое скопление людей, и если да – то что? Однако, углубиться в размышления на эту тему Кагура не успела – помешал к этому моменту поднявшийся из подвала «Арекусей», уже без тела на плече. Спрашивать, что он делал с валявшимся в отключке «стрелком», и, что более важно, с находившимся в сознании «тем, что стоял у двери» (определённо, следовало придумать им более компактные имена. Как насчёт «светленький» и «тёмненький»?), Кагура не стала. Не только и не столько потому, что была уверена в правильности принятого им решения, каким бы оно не было – в большей степени из-за полумрака в комнате, который всё равно не дал бы разобрать ответ.

Вместо этого она лишь несколько секунд молча наблюдала за «Арекусеем», наклонившимся к только что отпустившей наконец край её кофты девочке – однако, тот так ничего и не сказал. Что же именно он в ходе этого самого осмотра надеялся разглядеть, Кагура так и не поняла, и решила для себя, что он собирался о чём-то спросить, о поразмыслил и передумал. Во всяком случае, это было бы вполне разумно... Ну да ладно. Верно, как ей показалось, интерпретировав жест, Кагура вдруг заметила, что всё ещё держит пистолет в руке, причём не абы как, а держа палец на спусковом крючке. Почему-то сразу подумалось, что девочку «Арекусей» осматривал на предмет огнестрельных ранений, за которые можно было бы сказать спасибо ей, размахивавшей заряженным оружием. Но, с другой стороны, нельзя было, даже случайно выстрелив, не заметить весьма сильную отдачу, да и потом, едва ли девочка в такой ситуации стала бы смотреть на неё со столь невозмутимой доброжелательностью. Так или иначе, Кагура кивнула и послушно, со всей доступной ей аккуратностью, положила пистолет на стол у стены – увы, даже смутного представления о том, как следует правильно передавать огнестрельное оружие, у неё не было.

Не встретила особых возражений и рекомендация проследовать на кухню. Правда, интерпретировала Кагура его несколько своеобразно, как рекомендацию запереться там на случай, если «Эти» всё-таки смогут проломить стекло – по сравнению с главным залом, с его внушительных размеров окнами, пусть и ныне загороженными, кухня с её небольшим окошком под потолком была заметно безопаснее. А раз причин спорить не было, Кагура просто вновь кивнула и проследовала в кухню, одновременно машинально взяв за плечо девочку. И, нельзя не заметить, что крошечное окно под потоком давало чуть ли не больше света, чем все окна в зале – наверное, дело было в расположении Солнца. Впрочем, невзирая на беспорядок в кухне, стены с четырёх сторон действительно выглядели безопаснее, чем пусть и ударопрочные, а всё-таки стёкла. И, оставив дверь открытой – предполагалось ведь, что «Арекусей» к ним присоединится – Кагура, дабы как-то отвлечься, негромко обратилась девочке:
– Извини, если напугала, но эти двое иначе бы не прекратили. – голос от некоторого напряжения «дрожал» несколько больше обычного, – Как тебя угораздило здесь оказаться? Твои родители знают, где ты? – не смотря на самые благие намерения, фраза прозвучала с лёгким оттенком упрёка, как будто девочку довелось поймать где-то, где ей быть родителями не позволено.


Вы здесь » HOTD: dead zone » прибрежные кварталы | coastal districts » Бар "Канто"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC