HOTD: dead zone

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOTD: dead zone » Коттедж на побережье » Столовая


Столовая

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Здесь все тоже легко и воздушно - средних размеров стол, плетеные стулья, есть даже старомодное кресло-качалка. Столовая смежная с кухней, где все обставлено в духе минимализма. Есть несколько высоких растений в горшках. Большое окно на половину стены создает освещение днем.

2

Спальня на первом этаже---->

Холодильник в этом доме был правильным, фирменным, сделанным по мировым стандартам. А потому правильно, фирменно и по мировым стандартам не работал, демонстративно напрудив лужу как раз ко дню их заселения. Впрочем, обесточенную технику все равно использовали, складируя на полках все то, что долго не портилось, и остатки завтраков и обедов, с успехом заменявших ужин. В этот раз с завтрака остался мисо - его почти не тронули.
Минене с горькой усмешкой заявила, что нормальная еда для армейского желудка яд, и взялась за консервы. Мики отказалась от предложенного с кислой миной ребенка, которого пичкают супом, потому что это полезно. И только Франкен, увлеченно смотря куда угодно, но только не в тарелку, опустошил ее, похоже, даже не поняв, что именно он съел.
Газ загорелся веселыми синими огоньками. Саэко подрегулировала его и поставила кастрюлю. Если и Мукуро суп по вкусу не придется, то хоть выливай, если Франкен до утра не опустошит злосчастную кастрюлю.Ученый исправно подъедал запасы по ночам и вполне мог избавить от остатков того, что другим по вкусу не пришлось. Но это мелочь, проблема в другом - чем тогда раненого кормить?
Странно, но, в остальном, будущее рисовалось вполне себе светлым. Не кристально-белым, а серым с разводами, зато все же чище, чем черный. Все пока было спокойно, к дому привыкли, а уходить не было необходимости. Девушка уже привыкла ко всему, ну разве что кроме вполне живого Мукуро, успешно заменившего полутруп без имени. Еще кендоистку интересовало, что это за мелодичный язык, на котором иногда говорил новый знакомый. Если бы, допустим, он просто изучал его как иностранный, то не переходил бы на него так часто. И вообще...
Бусуджима на всякий случай помешала греющийся суп и села за стол. Взгляд у нее стал отсутствующим, отстаненным - девушка внимательно вспоминала короткое общение, отмечала детали, снова и снова прокручивала в голове оброненные фразы и движения, которые успела запомнить.
Посмотрел на пузырек... ухмыльнулся... Японский с легким, едва различимым акцентом - нужно вслушиваться, чтоб это заметить. И слова на незнакомом языке. Саэко все больше и больше убеждалась, что парень был иностранцем.
Она чуть нахмурилась - хоть Минене она не заметила, выходя из комнаты, но ее слова уловить успела. Да, Курой-сэмпай была умной и предостерегала Мукуро не с грубой прямотой, мол, держись подальше, а то прирежет ненароком, а обходя больную для Саэко тему, не отгораживая синеволосую стеной отчуждения - будь поосторожнее, и все будет нормально.
И это даже было не обидно - кендоистка настолько привыкла к себе плохой, что относилась к этому равнодушно. Осторожней так осторожней, им же будет лучше, если не попадут под ее злобу.
Из холодильника Саэко вытащила бутылку с водой - водопроводную они на всякий случай кипятили редко, перестраховываясь - и глубоко задумалась. Чай был и был милый глиняной чайничек, но вкусы иностранца могли разительно отличаться от их вкусов, поэтому девушка просто поставила бутылку на стол и полезла за тарелками. Вскипятить воду и приготовить напиток по вкусу.

3

---->Ванная
Спустившись по лестнице вниз, обратно к комнате, из которой совсем недавно вышел, Мукуро сощурился, припоминая, что Саэко ушла куда-то налево по коридору и направился в ту же сторону. Остановившись у одного из проемов в стене, Рокудо увидел синеволосую девушку, управляющуюся с тарелками, кастрюлю на огне и бутыль воды посреди стола. Картина была весьма забавная, потому итальянец не смог сдержать на губах улыбку, сматывая бинт в рулончик на весу. На запястье красовалась резинка для волос с непонятным металлическим корпусом, напоминающим трубку с резным рисунком.
- Grazie за одежду, Саэко...-Парень задумался, немного нахмурившись, после чего выдавил как-то вопросительно - ...сан? - Он оттолкнулся плечом от косяка, к которому прислонился, когда увидел японку, и подошел к столу и поставил свернутый бинт на его поверхность, после чего выдвинул табурет и сел на него.
Небольшое помещение в традиционном японском стиле - "совсем как на картинках в японских журналах" - отметил для себя Мукуро, внимательно оглядывая кухню. Она делилась на две части - ту, где по идее готовили и ту, где садилась есть семья. Парень подпер рукой подбородок, уже начав наблюдать за действиями Саэко, не произнося пока ни слова. После ванной он чувствовал себя куда приятнее - свежая одежда, никакого запаха, пока еще распущенные волосы, с которых на спину стекали узкие мокрые дорожки, а челка висела, будто сосульки. Вроде спокойная атмосфера. "Тишина, надо будет прилечь поспать" - подумал Мукуро, переводя взгляд в кухонное окно - за ним было светло, чистый дворик - словно никакого зомбиапокалипсиса не случалось. Парень ухмыльнулся, уже садясь как-то по-хозяйски и подгибая под себя одну ногу.
- Позвольте узнать, много ли человек в моей нынешней компании? - Парень потрогал подсыхающие волосы и, решив, что еще рано собирать их в хвост, оставил сиротливо свисать через плеч.

4

Саэко поставила тарелку на стол и, подняв глаза, подавила вздох - не угадала с выбором вещей, это было видно. Джинсы были похожи на мешок, а пятнистая футболка была так же уместна, как сапоги с мехом на пляже, по крайней мере на Мукуро.
- Можно просто Саэко. - девушка выключила газ и, подхватив тарелку, завозилась у плиты. Без суеты, просто с легкой спешкой. Наполненную тарелку она вернула на стол, прямо перед парнем, и разложила рядом все столовые приборы, которые еще остались на кухне. Судя по всему, какую-то часть утащили Франкен и Мики, и Саэко не была уверена, что хочет даже думать, какое эта парочка нашла им применение, поэтому не только не пыталась зайти за ними в подвал, но и даже не настаивала на их возвращении. - Не знаю, придется ли вам это по вкусу, но на обед еще ничего не готово, это осталось с завтрака. Не накапайте водой в тарелку.
Последнее замечание относилось к каплям, срывающимся с челки. Капли с кончиков длинных волос, не стянутых резинкой, чертили мокрые полосы на пятнистой ткани, срывались и падали на стул, а мокрые вихры липли к затылку. Саэко могла наблюдать это лишь потому, что, сразу же после "подачи" обеда она отошла в сторону и чуть назад, оперевшись ладонями о гладкую, выделанную под мрамор столешницу одного из кухонных гибридов тумбочки и стола. И снова отмечала, что не угадала с выбором - в старой одежде Мукуро походил на гибкую тень, которая тогда так напугала их всех. А в этом мешковатом наряде парень был обычнее и уже опасным не выглядел.
- Четверо.
Всего четверо, может, уже из последнего десятка людей. Уже даже не нормальных, просто живых людей. Умрут, может, завтра, может, через месяц. Может, вообще не умрут. Пока-то в плюс уходят - один, два, три, четыре.
- Вы пятый. - девушка помолчала пару секунд и добавила. - Если останетесь. - а потом не вытерпела, взяла с держателя полотенце посвежее и набросила его на мокрую голову. Капли ей напоминали дождь, а дождем за прошедшие два дня Саэко была сыта, хватит моросящей влаги и снаружи. - Без бинтов хуже не станет?
Какой там будет ответ на "если останетесь" ее не особо волновало. Они ему чуть голову не проломили - и снова "они", опять кендоистка делила вину на всех - достаточная причина для ухода. Повлиять никак, выбирать не ей, волноваться бесполезно. Есть такие ситуации, когда от тебя ничего не зависит, и кто-то в них ударяется в панику, а Саэко становилась убийственно-спокойной.
Кастрюлю она вернула в холодильник, взяв у белого друга в обмен еще одну бутылку воды, скрутила тугую пробку и отошла к огромному окну. Как-то хозяева неудачно его выбрали, снаружи вид как на витрине, хотя и выходит на море, и смотреть-то некому, но все равно некомфортно . Дождь заканчиваться, похоже, не собирался, ну, может, парочка захваченных паразитами несчастных свалится где-нибудь с мокрых каменных ступеней и найдет, наконец, покой.

5

Из предложенных Саэко столовых приборов, Мукуро выбрал ложку и стал помешивать стоящий перед собой суп.  Он выглядел странно - за все время пребывания в Японии, итальянец ни разу не успел попробовать домашней еды. Какие-то перекусы на съемной квартире, иногда ужин в кафе рядом с домом, а в последние дни и вовсе готовить было некому, потому приходилось довольствоваться тем, что не испортилось в магазинах. Желтоватый цвет и зелень. Странный суп, но пах приятно и желудок ответил весьма громогласно на этот запах.
- Prego mi perdonerà* - ответил Мукуро на замечание девушки по поводу капель, но прежде чем успел что-то сообразить, почувствовал тяжесть наброшенного на голову полотенца и промокнул им волосы, свесив потом через шею.
Горячий суп приятной волной растекся по телу с первой ложкой, а со второй принес долгожданный вкус. Более-менее утолив голод, итальянец выпрямился, снова помешивая остатки супа в тарелке ложкой.
- Не беспокойтесь, ragazza carina**. - Рокудо улыбнулся Саэко, немного повернувшись на стуле к ней корпусом. - О голове не стоит беспокоиться, не из таких передряг живым выходил. - Он развернулся обратно, оглядывая стол, потом явно задумался и снова повернулся к девушке. - Прошу прощения, но можно ли кружку? Раз уж я в доме, ем из посуды, как-то негоже пить из горла. - После этого он на несколько мгновений замолчал. - Пожалуй, останусь. - Кротко ответил он, возвращаясь к недоеденному супу и, полностью его уничтожив, отодвинул тарелку. - Grazie, seniorita***. 
Мукуро был явно доволен тем, что оказался в компании, как минимум, одной девушки, весьма приятной на вид, которая сейчас ухаживала за ним; более-менее безопасном месте, где была нормальная еда и нормальное человеческое общение. Лучше и быть не может. Одному, конечно, легче выживать, но тюканье в затылке все же заставляло принять более правильное решение в новых условиях существования. Итальянец не мог ручаться, что его новые знакомые будут готовы пожертвовать собой ради спасения его шкуры, хотя это представлялось весьма смутно - до встречи с ними Рокудо вполне успешно оставался невредимым, но надежда все же оставалась.

* - Прошу меня извинить.
** - Милая девушка.
*** - Спасибо, сеньорита.

6

А парень все говорил, но половину сказанного Саэко не понимала - это был все тот же певучий язык, красивый, но незнакомый. Многие девочки в школе охотно занимались иностранными языками, но посещали еще и клуб кендо. Чаще всего их посещения сводились к паре ударов по тренировочному манекену, а дальше было распивание чая в соседней комнате с зубрежкой тех самых учебников разных европейских языков. Иногда они перебрасывались между собой щебечущими фразами, освоенными на занятиях. Эти девчонки точно бы поняли Мукуро, но, к сожалению, они не пережили ад в школе, потому что двух ударов в день недостаточно. Жаль, милые были.
Девушка, словно ища поддержки, скрутила пробку до конца и сделала несколько глотков прохладной воды. "Граци, граци... Что бы это могло значить?"
- Я вас не понимаю. - спокойно призналась она, закрывая бутылку. - Извините.
Кружки были в настенном шкафчике - все разные, как будто хозяева покупали их по случаю. Отличались от этой цветной компании только пять чашек из какого-то сервиза, но три из пяти уже благополучно разбили новые жильцы дома. Саэко, неохотно оторвав взгляд от чистого и спокойного дворика, повернулась к привычной обстановке и пошла к шкафчику. Из всех кружек она выбрала ту, где расцветка была не такой буйной - черную с надписями - и поставила ее рядом с бутылкой, предназначенной для нового жильца.
- Может быть, заварить вам чаю? - на всякий случай спросила девушка, замерев рядом со столом. Впрочем, это были последние минуты ее неприкрытой заботы - подопечный, как видно, уже отошел от полученной травмы и мог справиться со всем сам. Теперь Саэко могла снова заботиться обо всех тайком, в равной степени о каждом, мягко улаживая все конфликты еще до того, как они выйдут на поверхность.
- Передряги... - повторила Бусуджима за Мукуро, вопросительно взглянув, но ничего не сказала, обойдясь без вопросов. Она уважала чужие тайны и жизненным чутьем понимала, что в доме собрались те, кого жизнь итак потрепала немало, поэтому-то они и близки друг другу по душевному состоянию. Свою постыдную тайну Саэко доверила Минене, отчаянно отводя глаза. Но сэмпай не только не изменилась в лице, но и даже взгляд у нее остался прежним, спокойным и безразличным. За это синеволосая была ей невероятно благодарна.
- Хочу предупредить вас, что в подвал заходить не стоит. - Саэко отошла к дивану и опустилась на него, поставив локоть на подлокотник. - Это неприятно и опасно.
Действительно было опасно, все эти трупы разной степени сохранности, Франкен и его паразиты внушали ужас, хотя все "образцы" были, так сказать, свежими, это все равно не меняло их действия на психику. А еще там была Мики, теряющая разум при виде Мукуро, милая Мики, выносящая отработанный материал в ближайшие мусорные контейнеры. Даже Минене сторонилась этой части дома, а уж Мукуро там появляться было и вовсе смертельно опасно

7

На слова Саэко о том, что она его не понимает, Мукуро лишь хмыкнул, открывая бутыль с водой и наливая в кружку жидкость.
- Mi dispiace*. - После чего Рокудо замер, подняв взгляд на несуществующий предмет перед собой, будто вспоминая что-то очень важное, но не вспомнив, ругнулся на родном языке, поджав губы, после чего повернулся обратно к Саэко. - Пока еще не идеальное знание японского. Я из Италии.
Итальянец поставил бутыль обратно, жадными глотками осушив после кружку до дна. Теперь он был доволен своим положением. Или доволен им в какой-то мере - сыт, одет и, кажется, в безопасности. Ну или в меньшей опасности, чем ночью на улице, кишащей трупами. Откинувшись на спинку стула, парень стал потирать полотенцем свои волосы, стараясь как можно быстрее привести их в более сухое состояние. Как на зло напомнила о себе резь в затылке, хотя Рокудо так и не подал виду, что ощутил временный дискомфорт, отстраненно улыбаясь. Сейчас ему вспомнилась обманчивая безмятежность в семье Ланчии в Италии, где в итоге разгорелась кровавая бойня, а главным зрителем был сам Мукуро, решающий, когда пустить занавес и сказать - Прекрасная постановка! Начиналось все так же тихо и спокойно, как и сейчас - его нашли, приютили, может, заботились и, будь положение вещей ровно таким же, как раньше - он несомненно бы повторил свое развлечение, омывая лакированные туфли в крови своих же сторонников. Почему подобные воспоминания вызывали улыбку, Рокудо предпочитал не думать, хотя, скорее всего, он просто любил быть этаким кукольником, серым кардиналом, выходящим в первые ряды лишь под развязку.
- Не пойду. - Он коротко ответил на предупреждение о подвале. Что там говорить, а подвалы Мукуро не переносил на дух еще с глубокого детства - обрывки воспоминаний о псевдосемье и экспериментах - хотя это вовсе не значило, что он их сторонился или панически боялся, просто старался лишний раз не соваться.

* - Извиняюсь.

8

Об Италии Саэко знала немного, поэтому предпочла промолчать, слегка пожав плечами. Разговор плавно зашел в тупик, теперь была ее очередь настороженно и, одновременно, спокойно смотреть на Мукуро - с дивана итальянца можно было видеть только в профиль, теперь он не казался сумрачно-чужим, наоборот, безмятежно улыбался. Возможно, это и правда была самая обычная улыбка, но что-то внутри встревоженно зашевелилось, как будто Саэко уже видела подобное выражение лица при не самых приятных обстоятельствах. Или это просто потому, что дееспособный Мукуро казался ей опаснее, чем тот, кто совсем недавно лежал на кровати без сознания. Что ж, видно в этих подозрениях было виновато общее мнение. Оно, знаете ли, заразно...
Саэко, безвыходно просидевшая в доме два дня, теперь ощущала потребность в прогулке. Конечно, дурная погода и Они могли отбить любое желание, и все же, ей нужна была передышка от этой жизни. Девушка перевела взгляд на окно, потом снова на Мукуро. Взять его с собой? Глупости... В этом доме свободным оружием были кухонные ножи сомнительного качества, да зонтики. Впрочем, был еще Глок, законное имущество Рокудо Мукуро - а как он его через границу протащил? - но Минене бы невозмутимо отсалютовала кукишем, она делала это даже в мыслях Саэко. Так вот, за неимением оружия итальянца бы пришлось защищать самой, а девушка понимала, какой это будет удар по самолюбию. Оставить его здесь?
Саэко прикинула время. Нет, вряд ли Мики выйдет до ужина. Тогда все в порядке, можно уйти. Она оттолкнулась ладонями от прохладной обивки дивана и поднялась.
- Если обо мне будут спрашивать, то я ушла подышать свежим воздухом. - предупредила девушка, шагнув было к столу, но остановилась, словно передумав, и развернулась. Ей даже не надо было заходить куда-то за катаной - Минене цинично засунула ее в подставку для зонтиков, и впервые во взгляде Саэко появился немой упрек. Но опять ни слова, кендоистка вообще любила действовать молчанием, а не доказывать кому-то что-то. А теперь... Можно снова коснуться, сжать в ладонях рукоять ставшего родным оружия.
И все же на выходе из столовой, она остановилась. Прикусила губу и упрекнула себя в том, что до сих пор не может определиться, опасаться или заботиться.
- Хотите - пойдемте вместе. - бросила она и вышла.
В прихожей был ничейный плащ, точнее, ему пока не нашли хозяина. Его девушка набросила на плечи, взяла из подставки зонтик и катану, и вышла на улицу, решив подождать Мукуро у ворот, если тот соберется на прогулку.

-----> Ворота

9

- Передам, если встречу кого. - Ответил парень выходящей девушке.
Если честно, то Мукуро меньше всего сейчас хотел выходить на улицу, но и оставлять девушку там одной не казалось ему логичным. С другой стороны - как то же она выжила, да и в принципе она являлась для итальянца пока, грубо говоря, никем. Разве что помогла ему очухаться при пробуждении и притащила в дом, пусть не одна, за это ей стоило отдать должное, но парень, поднявшись со стула, сгреб по привычке тарелку за край пальцами, отправляя ее в раковину, повернул кран, заполняя пустую емкость водой и стягивая перчатки. Итальянец был весьма чистоплотным, потому его в крайней степени раздражал запах за стенами дома. Рокудо поморщился, выуживая тарелку из раковины и оборачиваясь в поисках полотенца - оно обнаружило себя на крючке не далеко от шкафчика, куда и направилась уже чистая посуда.
Обернувшись, Мукуро оглядел остальное помещение и обнаружил в нем диван, так сиротливо стоящий у стены. Натянув обратно на руки свои перчатки, итальянец подошел к обнаруженному предмету мебели и, быстрым движением перетянув волосы сзади в низкий хвост, по-хозяйски рухнул на мягкую обивку, вытянув руки по обе стороны от себя вдоль спинки. Спина приятно хрустнула, принося какую-то легкость по телу - видимо за время, что Рокудо лежал на кровати все затекло и потому ныло, будто после для изнурительных тренировок. Парень перекинул одну ногу через другую, расслабленно съехав ниже и опершись затылком о стену за диваном, вздохнув. Сейчас, когда рядом никого не было, он мог позволить себе не изображать кого-то и просто расслабиться, по привычке вслушиваясь в звуки за окном. Дождь как-то убаюкивал и вскоре итальянец погрузился в сон, сцепив руки в замок на собственном животе.

Отредактировано Rokudo Mukuro (2012-06-11 17:04:58)


Вы здесь » HOTD: dead zone » Коттедж на побережье » Столовая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC